19:15 

Хроники Нарнии. Дочь огня

AliceJBlack
Название: дочь огня
Автор: Forgotten Queen
Рейтинг: B
Жанр: фэнтази, романтика, драма
Размер: Макси
Действие происходит против ПК.
Это мой первый фик, но очень надеюсь, что он заинтересует читателей

@темы: макси, в Нарнии, в Англии, Эдмунд, Сьюзен, Рия, Питер, Новые герои, Люси, Каспиан, Джадис, Аслан, Анна, Forgoyyen Qween

Комментарии
2010-12-02 в 19:41 

AliceJBlack
Глава 1. Не такая, как все
Люси сидела одна. Расцарапанная правая щека болела, но уже почти не кровоточила. Девочка встала, сделала несколько широких шагов по комнате и села обратно.
«Не хочу больше здесь оставаться!»- в душе крикнула она. Стало немного лучше.
Дверь открылась, и вошел Эдмунд.
– Привет,- сказала Люси, радуясь его приходу. С братом переносить все невзгоды жизни в Англии было намного легче. – Как дела?
– Неплохо,- ухмыльнулся он. – Во всяком случае, сегодня ни с кем не подрался. А у тебя?
– Не так хорошо,- нахмурилась его младшая сестра и убрала волосы за ухо, чтобы показать живописные ссадины. Глаза Эдмунда резко сузились.
– Кто это сделал?- прорычал он. Кто посмел обидеть Люси, это маленькое яркое солнышко, самое чистое и правдивое из всех живых существ, которых он знает и знал?!
– Да все вместе,- Люси снова закрыла щеку волосами.
После возвращения в Англию Пэвенси стали изгоями. И если братья еще могли постоять за себя, то сестры возвращались в лучшем случаи с ранами моральными, а в худшем…
– Уже вернулись?- голос Питера прервал невеселые размышления Эдмунда и Люси.
– Ты сегодня рано,- заметили они. Юноша усмехнулся:
– Пришлось позорно спасаться бегством.
Питер тоже выглядел весьма потрепано: порванный рукав свисал лохмотьями, нижняя губа была разбита. Слегка прихрамывая, он подошел к дивану и рухнул рядом с Люси.
– Уж лучше бы мы погибли в Нарнии,- сказал Эдмунд. – Это хотя бы было достойно.
Люси вздохнула. Аслан обещал им, что они с Эдмундом вернутся, но прошло четыре года, а они все еще жили здесь.
Сьюзен тихой тенью скользнула в комнату и свернулась калачиком в кресле. Люси замолчала и покосилась на сестру – Сьюзен хуже всех перенесла возвращение, поэтому они старались не говорить о Нарнии в её присутствии. Чтобы не оставалось времени на мысли, помимо учебы Сьюзен работала и стала странно относиться к Нарнии – не то хотела вер-нуться туда, не то ненавидела.
Повисло неловкое молчание, во время которого Сьюзен и Питер уснули – они сильно уставали на работе. Люси подошла к Эдмунду и потянула его в коридор, чтобы не разбудить Питера и Сьюзен. Её старший брат вообще то тоже был не против вздремнуть, но возражать не стал.
У двери в кухню Люси застыла и прижалась к Эдмунду: напротив них стояла девушка в красивом темно-синем с золотой отделкой платье. Так как незнакомка молчала, брат и сестра начали разглядывать её.
Самыми удивительными были глаза девушки: большие, карие, с золотыми искрами, обрамлённые пушистыми длинными ресницами. С ними хорошо сочетались тяжелые, слегка вьющиеся, на несколько тонов темнее глаз, выжженные солнцем, очень длинные каштановые волосы. Большая часть их была присобранна в хвост, остальные локоны небрежно струились по безупречно ровной спине. Между темными бровями пролегла небольшая морщинка, делавшая девушку мрачной. Её плечи были расправлены, как у балерины, но от этого она выглядела не менее хрупкой и была стройна до жалости. Девушка была очень бледной, с неровными пятнами загара. На лице выделялись старые полузажившие царапины, на руках – свежие ссадины. Всё это делало её очень привлекательной, если бы не застывшее в глазах мрачное равнодушие и дикость. Девушка пугала свое необычностью.
Она стояла, не шевелясь, как мраморная статуя. В холл, потягиваясь, вышли проснувшиеся Питер и Сьюзен. Старшие остановились и настороженно осмотрели незнакомку.
Наконец, Питер посчитал, что надо заговорить.
– Кто ты?- спросил он. Девушка вопрос проигнорировала. Юноша поспешил исправиться:
– Как тебя зовут?
– У меня много имён,- загадочно отозвалась девушка. У неё был напевный, какой-то бархатный и очень тёплый шоколадный голос. Он завораживал. Девушка говорила c едва заметным акцентом.
– И как же нам тебя звать?- боролась с чарами Сьюзен.
– Люди обычно зовут меня Анной,- повела хрупкими плечами девушка.
– Как ты здесь оказалась?- продолжала бороться Сьюзен.
– Я могу оказаться, где хочу,- спокойно ответила Анна и, крутанувшись на месте, исчезла в вихре своего платья.
– Я не такая, как все,- продолжала она из-за спин ребят.
– И зачем же ты пришла сюда?- спросил Эдмунд.
– Я должна забрать вас в Нарнию,- без эмоций сказала девушка. Эдмунд и Люси вышли вперёд, а Питер и Сьюзен, напротив, отошли назад.
– Вас всех.
– Аслан сказал, что мы не вернёмся,- сказал Питер, как будто это всё решало.
– И что дальше?
Почему то возражать никто не стал. Девушка вернулась на своё место, как будто протанцевала, никто не заметил, как это случилось. Каждое её движение было пронизано грацией.
– Но зачем мы должны уехать?- спросила Люси. – Неужели опять что-то случилось.
– Уже столько лет прошло,- тихо добавила Сьюзен. – Мы опять только-только привыкли, и снова должны уходить ради нескольких дней.
– Все вопросы – потом, в пути. Сейчас я не настроена на них отвечать,- достаточно жёстко оборвала её Анна. – И я не располагаю бездной свободного времени.
– Кстати, о времени,- вспомнил Эдмунд. – Как знать, что мы попадём в соответствующее время?
– Вы – со мной,- ответила девушка просто. – Для меня время везде идёт одинаково.
– И что нам собирать?- поинтересовался Питер. – В этом мы будем выглядеть там немного странно.
– Идите к себе в комнаты,- велела Анна. Опять же, спорить никто не решился. Ребята послушно ушли.

Когда же Пэвенси в преображенном виде вернулись в холл, то увидели, что и Анна времени даром не теряла. Она стояла перед светящимся квадратом из чего-то, похожего на золотую пыль. Двое младших подошли ближе. Девушка сделала едва заметное движение рукой, и в квадрате появились размытые, зелёные очертания деревьев, в холл ворвался долгожданный прохладный ветерок. На паркет, танцуя и медленно кружась, опустился зелёный кленовый лист.
Эдмунд и Люси, держась за руки, вошли в золотой квадрат, и их силуэты расплылись в зелени.
– А теперь давай поговорим начистоту,- выйдя из трассового состояния, с тихой угрозой сказал Питер. Ветер прочистил ему и Сьюзен мозги, и теперь он снова мог мыслить.
– Зачем мы тебе нужны?- тихо спросила Сьюзен.
– На самом деле, вы мне вообще не нужны.
– Тогда зачем ты забираешь нас?- поразился Питер.
– Аслан хочет, чтобы вы пока побыли там. По традиции нашей семьи, я должна подчиняться тому, кто старше. А он старше меня, хоть и всего на пять лет.
– А ты,- Сьюзен немного подумала,- не можешь нарушить традицию?
– Уже нет,- лукаво посмотрела на светящийся квадрат Анна. – То есть частично могу. Если вы хотите остаться здесь, это ваше право.
Питер и Сьюзен тревожно переглянулись. Ну конечно, Анна поступила так, что у них теперь не было выбора. Если бы Люси и Эдмунд остались дома, они бы имели полное право не возвращаться в Нарнию. А теперь они были обязаны.
– Что ж, это ваш выбор,- нараспев сказала Анна. – Прошу,- она протянула руку, как будто уже точно знала ответ.
Сьюзен и Питер медленно вошли в свечение. Девушка ушла последней.

2010-12-02 в 19:44 

AliceJBlack
Глава 2. Полёт в пропасть(продолжение от 2.12.2010)
( От лица Эдмунда)


Люси и я стояли на траве. Где-то среди деревьев слабо светился фонарь. Фонарная пустошь – мы были здесь. Это казалось слишком непохожим на правду – уже прошло столько лет… Месяц назад мне исполнилось восемнадцать.
Мы ждали довольно долго, но остаток нашей семьи и эта непонятная девушка, которая так очаровала нас, появились не скоро. Питер и Сьюзен, оглядевшись, схватили меня и Люси за руки и поволокли в сторону света среди деревьев.
Наверное, они рассчитывали перенестись обратно, домой. Но шуб среди деревьев не было. Был только проход между деревьями, нечто вроде тоннеля. Перед нами выросла Анна.
– Не советую вам пробовать бродить среди миров,- очень доброжелательно посоветовала она. – Можете потеряться.
О чём это она? Проход вёл обратно, в наш мир, в дом старого профессора. Сколько раз наша семья им пользовалась? Ни разу мы не заблудились.
– Вы в свой мир этим ходом уже не вернётесь,- пояснила Анна. Мы застыли.
– А нам ехать пора,- оглянулась по сторонам девушка и тихо добавила: – Опасное сейчас время.
– Ты обещала рассказать… - начал я, но она только отмахнулась.
– Потом, не сейчас.
Анна издала странный звук, немного смахивающий на крик птицы. Это звучало немного необычно, но, в моём понимании, довольно-таки красиво. После третьего крика из чащи вышли четыре огромных льва и высокая белая лошадь. Девушка что-то негромко сказала им.
Животные легким галопом подбежали к ней. Львы потерлись носами об её руки, для чего им пришлось наклониться, а лошадь встала на дыбы. Анна разбежалась, высоко подпрыгну-ла, в воздухе сделала сальто и, довольно-таки изящно для летящего человека, опустилась на спину лошади.
У меня вырвался вздох восхищения и в то же время зависти. Львы подбежали к нам. Только сейчас я понял, какими огромными они были: ростом с небольшую лошадь, с длинными гривами и яркими жёлтыми глазами. Белая лошадь одним прыжком оказалась возле нас.
– Львы – вам,- сказала девушка.
– А почему бы нам тоже не поехать на лошадях?- ядовито спросила Сьюзен.
– Извините, но лошадей у меня больше нет,- очень вежливо ответила Анна.
Лев показался мне неприступным. Я разбежался и навалился всем телом на крупный бок льва, но чуть не скатился обратно. Сильно покраснев, я всё-таки вскарабкался на животное и сел. У остальных дела обстояли не лучше. Анна сдержанно улыбнулась и помогла Люси взобраться на самого маленького льва. Потом она снова что-то крикнула, и все животные понеслись вперёд. Я едва не свалился.
А белая лошадь, тем временем превращалась в белое пятно с синей точкой и почти скрывалась из виду. Я даже немного запаниковал, и, судя по всему, Люси тоже.
Где-то через полчаса бешеной скачки Анна немного притормозила свою лошадь и поравнялась с нами.
– Ну, будете слушать?- поинтересовалась она.
– Да,- не вдаваясь в подробности, отрезала Сьюзен.
– По имеющимся у нас данным, через месяц-другой сюда заявится наша старая знакомая,- сказала девушка.
Я догадался, о ком идет речь, но всё же решил переспросить:
– Ты о Белой Колдунье?
Анна ограничилась кивком. Все мы побледнели.
– Без Аслана нам её не победить,- негромко сказал Питер. Сьюзен покивала в знак согласия.
– Справимся как-нибудь и без его помощи,- резко возразила девушка.
– Сомневаюсь,- несмело произнесла Люси.
Я был полностью с ними согласен. В прошлый раз мы и с Аслановой подмогой кое-как справилась, а сейчас, выходит, мы можем рассчитывать только на себя. Надеяться на девуш-ку, даже при всей её необычности, было глупо.
– А армия-то у нас хоть есть?- с надеждой спросил Питер.
– Будет,- успокоительно ответила Анна.
– Потрясающе!- язвительно прокомментировала Сьюзен.
Мне надоело слушать перебранку, и я решил увести разговор немного в другое русло.
– А откуда у тебя такие сведения?- осведомился я.
Вместо ответа девушка свистнула, но тихо. Мы услышали чьё-то прерывистое дыхание. С легким хлопком перед нами появился коричневого цвета пёс, который запрыгнул на лошадь Анны.
– Это – Бакменстаф, Бак,- указала на пса Анна. Пёс сказал:
– Они активно готовятся, но новости будут ещё не скоро,- и тихо прибавил,- их собралось уже много.
– Спасибо,- серьёзно ответила Анна. Бакменстаф исчез.
Повисла пауза.
– Сколько здесь лет прошло, с тех пор как мы ушли?- вдруг, что-то вспомнив, взволнованно спросила Сьюзен.
– Два года и четыре месяца.
– Значит, Каспиан ещё жив?- выдохнула она, слегка покраснев.
– Ещё как,- проворчала Анна. – Не сидится ему на месте… Мы, кстати, по пути заедем к нему в гости.
Мы оживились. Ещё бы, мы были с ним хорошо знакомы, и, лично я бы предпочел прово-дить время с ним, а не с этой странноватой девушкой. Она была другая, не похожая на нас. С каждой секундой, с каждым её движением или словом это всё больше бросалось в глаза.
Как только эта мысль сформировалась в моей голове, девушка больше с нами не разгова-ривала и уехала далеко вперёд, предоставив нам возможность вдоволь наговориться. Мы обсуждали всё, кроме неё, опасаясь, что ветер донесёт до неё наши слова.
Так продолжалось около трёх часов (я очень радовался, что не оставил свои часы дома, и батарейки в них были почти новые). Анна снова подъехала к нам. Никаких признаков усталости (в отличие от нас).
– Я бы вам порекомендовала сейчас держаться покрепче,- задумчиво проронила она. Я решил не пренебрегать её советом и чуть-чуть сильнее сжал гриву льва, за которую я дер-жался.
На горизонте показалась черная полоса – овраг. Ну конечно, он был здесь всегда, но я о нём забыл. Интересно, мы что, перепрыгивать через него будем? Не похоже на правду, слишком уж он широкий.
А овраг, тем не менее, продолжал приближаться, а скорость не снижалась. Оказавшись у самого края, лошадь сиганула вниз. Так, отлично, Анна совсем слетела с катушек: и сама решила закончить жизнь самоубийством, и нас убить, заодно.
Мы полетели вниз, в пропасть. Всё произошло достаточно быстро, я даже не успел испу-гаться. Львы мягко приземлились на свои огромные лапы.
– Дальше придётся немного пройти пешком,- услышали мы голос Анны. Копыта её лошади звонко цокали по камню.
Я с облегчением скатился с гладкого львиного бока. Люси и Сьюзен слегка пошатывало. Сьюзен опёрлась на Питера, а Люси – на меня. Анна – Сьюзен – Питер пошли вперёд, а мы отстали. Я с улыбкой поглядывал на свою немного неуклюжую младшую сестру.
– И что, Каспиан здесь живёт?- с нескрываемым отвращением спросила Сьюзен.
– Здесь живёт, живёт, вёт…- многократно повторило эхо.
– Во-первых, не совсем здесь, а во-вторых, ведите себя потише,- почти шёпотом ответила Анна.
– Почему?- удивился я. – Здесь же кроме нас никого нет!
Анна повернулась и резко вздохнула, как будто увидела что-то, что её испугало. Что это было, я понял почти сразу: от звука моего голоса задрожали камни над головой, и начало стремительно падать вниз обильное количество сталактитов.
Я вытолкнул Люси вперёд так, что она пролетела за грань падения камней, и бросился бежать сам, но я понимал, что не успею.
– НЕ БЕГИ, ПРИГНИСЬ!- закричала Анна. Я решил послушать её совет, и упал на землю, глядя на неё. Я увидел, как её зрачки резко расширились, а из глаз вылетели крошечные огненные молнии. Сверху раздался жуткий треск, и, вместо больших камней, которые, без сомнения, должны были пригвоздить меня к земле, мне за шиворот и в волосы упали мелкие камушки, и огромное количество каменной пыли. Я, удостоверившись, что сверху уже ничего больше не падает, встал и отряхнулся. Мне сегодня довольно крупно повезло.
Другие не сразу поняли, что произошло. Девушка негромко сказала с нескрываемым удивлением:
– Зачем ты это сделал? Ты же мог сам погибнуть!
Так, похоже, простые понятия человечности ей незнакомы. Я даже сначала растерялся и не знал, что ей ответить.
– Ну, она же моя сестра,- наконец произнёс я, тщательно подбирая слова. – Да и, потом, я же не погиб. Благодаря тебе.
– Ты о чём?- она решила состроить из себя дурочку.
– Ведь это ты раскрошила камни своим взглядом!- я решил отрезать ей все пути отступле-ния.
–Нет. Я их сожгла,- внезапно раздраженно ответила она. – И не вздумай меня благодарить! Иначе тебе однажды придется спасти мою жизнь. А я пока умирать не собираюсь.
– И я спасать твою жизнь – тоже,- сказал я в тон ей. Но, судя по всему, она осталась очень довольна таким ответом.
Подбежала Люси и обняла меня. Я, взглядом старшего брата, внимательно осмотрел её. Сестра отделалась несколькими царапинами. Меня обхватили и Питер со Сьюзен. Сквозь их руки я мельком увидел, что Анна стоит у стены с очень печальным выражением лица и смотрит на нас.
Скоро мне удалось ловко высвободиться из крепких объятий моей семьи, и я ушёл вперед. На данный момент девушка интересовала меня больше остальных. Но она не желала со мной разговаривать, возможно, из-за того, что ей пришлось выставить свои способности напоказ, чего ей очень не хотелось делать.
Она долго вела нас по извилистым тоннелям, которые ощутимо поднимались вверх. Мы выходили на поверхность земли.

2010-12-02 в 19:46 

AliceJBlack
Яркий свет резал нам глаза, несмотря на то, что солнце скрывалось за облаками. То, что смена освещения никак не повлияла на Анну, сюрпризом, лично для меня, не было. Мы вошли в лес. Девушка раздвинула еловые ветви и скрылась среди деревьев. Мы поспешили за ней. Странно, но наша и её обувь не оставляла следов на мягкой земле. Мы наткнулись на какой-то барьер, который не пускал нас дальше. Девушка встала между нами и протянула одну руку Люси, а другую – мне.
– Возьмитесь,- велела она. Я осторожно взял её руку в свою и тут же отшатнулся от неё: её кожа была горяча, как огонь. Она молча ждала с протянутой рукой, не смотря на меня. Когда я прикоснулся к её коже во второй раз, то рука была просто теплой и совсем не жгла. Но не может быть, чтобы мне показалось! Питер взял за руку меня, Люси и Сьюзен стояли с другой стороны. Мы перешли через линию каких-то странных грибов с пупырышками зелёного, как трава, цвета. Анна поспешила отдёрнуть свою руку. В моих глазах появились какие-то цветные сполохи. Я протёр глаза, и остальные тоже. Перед нами стояло дерево необъятных размеров с небольшим дуплом на уровне моих колен.
– Идите, не останавливайтесь,- подогнала девушка и почему то пропустила нас вперёд.
– Ну, чего вы ждёте?- заговорщическим шёпотом сказал кто-то, кого мы не видели, но голос исходил из дерева.
Я шагнул вперёд. Удивительно, но внутри разливался яркий, но приглушенный свет лампы. Я спустился по резной лестнице. Далее нужно было повернуть налево, но я решил подождать остальных. Люси не ожидала, что я остановлюсь, и едва не сшибла меня с ног. Мы отошли в сторону, чтобы не быть сбитыми повторно.
Анна спустилась последней, аккуратно закрыв за собой отверстие. Я двинулся дальше. Передо мной, улыбаясь, стоял Каспиан. За моей спиной громко вздохнула Сьюзен и в одно мгновение оказалась в его объятиях, предоставляя нам возможность осмотреться.
Помещение было более чем небольшой комнатой, находящееся в корнях гигантского дерева. В комнате почти ничего не было: у дальней стены друг на друге лежали два матраса и одеяло с подушкой. Рядом стоял большой сундук, судя по всему, служащий хозяину ком-наты и шкафом, и хранилищем для продуктов, и прикроватной тумбочкой. У стены, в кото-рой было проделано окно в небо, стоял низенький стол, за которым сидеть полагалось на толстой подушке. На столе лежала небрежная стопка бумаги и старых книг. К «потолку» была подвешена небольшая лампа гномьей ковки, дававшая основное и не очень яркое освещение.
Сам Каспиан тоже выглядел неважно: бледный, утомлённый, чуть болезненный и углова-тый на вид, в тёмной пыльной одежде и перепутанными волосами. И, если честно, теперь он сильно походил на Анну. Только на его лице светилась улыбка, а на её – нет.
– Я очень вам рад!- сообщил он, всё ещё одной рукой прижимая к себе Сьюзен. Его приветствие, в большей степени, наверное, относилось к Анне и Сьюзен.
– Новости есть?- приглушённо спросил он.
– Знаешь, мне иногда кажется, что ты ждёшь войны, для того, чтобы выйти отсюда,- ответи-ла она.
– Это расценивать как «нет»?- поинтересовался он.
– Можно и так сказать.
– И долго ты здесь живёшь?- спросила Люси.
– Пару месяцев,- небрежно ответил Каспиан. – Может, чуть больше.
– Так долго?- поразился Питер.
– Я больше страдаю от того, что очень редко могу выйти,- уже серьёзно сказал Каспиан. – Хоть и войска пока не пришли, в стране очень опасно находиться незащищённым.
Девушка бросила быстрый взгляд «немедленно заткнись» с его сторону и как бы от себя добавила:
– Колдунья присылает сюда войска отдельными и очень маленькими партиями на разведку, но все жители уже привыкли без особой нужды из укрытий не высовываться.
Повисла неловкая пауза. После неё Каспиан тихо осведомился у девушки:
– Ты, конечно же, их не кормила,- это прозвучало как утверждение.
– Мы торопились к тебе,- невозмутимо ответила Анна.– Ты проницателен.
– Давайте я вас накормлю,- обратился Каспиан уже к нам.
– Но у тебя самого, наверное, ограниченные запасы еды,- попробовал возразить ему Питер.
– В том то и дело, что неограниченные,- рассмеялся Каспиан.– Анна привезла мне скатерть-самобранку.
– Сколько можно тебе говорить,- поморщилась девушка. – Не используй это ужасное про-сторечное название хотя бы при мне.
– Да-да, извини,- поспешно поправился он. – Ты привезла мне акрена, в дословном переводе с вашего языка обозначает «жемчужная еда»…
Слышать Каспиана, разглагольствующего на научные темы было, по крайней мере, странно. Я и Питер переглянулись, пока он рылся в своём сундуке. Анна задумчиво разгля-дывала лучи солнца, пробивающиеся в окошко, как будто видела в них нечто до жути увле-кательное. Люси и Сьюзен о чём-то негромко переговаривались.
Когда же Каспиан наконец нашёл то, что должно было нас накормить, Анна поспешно сказала, выходя на улицу:
– Я… лучше там подожду.
Каспиан проводил её взглядом и едва слышно нам объяснил:
– Анна отчего-то не выносит вида еды. То есть, человеческой обычной еды.
– Неправда!- приглушённо заявила она.
– Ох, всё никак не могу привыкнуть к тому, что её уши слышат больше, чем мне хотелось бы,- ещё тише сказал он.
– И зря!- отозвалась Анна. Наверное, она решила не уходить далеко, а просто села на лестнице.
То, что держал в руке Каспиан, было мало похоже на скатерть-самобранку. Собственно, это была просто жемчужина средних размеров, отливающая различными оттенками пурпурного, лимонного и лилового. Он аккуратно положил её на пол и лукаво спросил, словно собирался продемонстрировать нам какой-то фокус:
– Что бы вы хотели съесть?
Люси отдала предпочтение пирожкам и горячему шоколаду, Питер, Сьюзен и я – сэндвичам с чаем, а Каспиан заявил, что недавно поел.
Жемчужина на полу взорвалась, а когда разноцветная пыль усела, мы увидели действи-тельно скатерть, с той едой, которую мы заказали.
После того, как мы наелись, Каспиан аккуратно свернул скатерть, которая снова стала разноцветной жемчужиной. Как только он убрал бусину в сундук, в комнату заплыла Анна.
– Отдохнули?
Мы утвердительно покивали.
– Тогда пошли.
Мы недовольно заворчали, как всегда, Сьюзен – громче всех.
– Давайте, и побыстрее,- строго сказала Анна. – Нам нужно ещё до Западного леса добрать-ся.
– За неделю доберёмся, и то, если сильно поторопиться,- пожал плечами Питер.
– А если мы очень сильно поторопимся, то доберёмся сегодня к вечеру,- возразила девушка.
Мы переглянулись. И кого она разыгрывает?
– Я жду вас,- она с достоинством вышла.
– Я бы на вашем месте не стал бы её недооценивать,- усмехнулся Каспиан. – Если уж она сказала, что к вечеру доберётесь, значит так и будет. А ссориться с ней я очень не советую. Хотя бы потому, что вам с ней ещё жить весьма долго.
– Спасибо за поддержку,- донёсся приглушённый голос.
Мы ещё раз переглянулись и вышли. Волосы Анны маячили где-то между деревьев. Я пошёл дальше, но, как ни старался, выйти за пределы круга из грибов с зелёными пупырыш-ками я не мог. Остальные тоже.
– Анна!- жалобно закричала Люси. – И как мы должны выйти?
Девушка обернулась и как-то довольно пропела сладким голосом:
– Совсем забыла, что вам здесь нужно помочь.
Мне хотелось верить, что именно так и есть, но на самом деле казалось, что это просто своеобразное наказание за наше недоверие. Я почти с радостью вцепился в её горячую руку.
Нас дожидались львы, но не те, на которых мы ехали сюда. Они были ещё крупнее и выглядели более грозными. Анна же сидела верхом на лошади, но уже гнедой. На этот раз миссия «садись верхом» показалась мне ещё более невыполнимой. Однако я геройски с этим справился, учитывая то, что теперь самостоятельно залезть на льва не смогла и Сьюзен.
В дороге Анна ехала рядом с нами, но разговаривать не стала, а просто сосредоточенно разглядывала дорогу перед собой. Не удержавшись, я спросил у неё:
– Сколько тебе лет?
Девушка вздрогнула, как будто только что очнулась от глубокого сна и обернулась ко мне:
– Ты что-то сказал?
– Сколько тебе лет?- я сам удивился, как мне хватило духу переспросить у неё.
– Восемнадцать,- ровным голосом ответила она так, как будто это был привычный ответ, но не являющийся правдой. Ну не выглядит она на восемнадцать! Гораздо старше. Хотя, если не смотреть на её глаза, то, может, и младше…
– А если честно?- заинтересовался Питер.
– По вашим меркам мне восемнадцать!- внезапно разозлилась Анна. Вполне безобидный вопрос.
– А если фактически?
– Вы всё равно мне не поверите.
– А вдруг,- уже начала уговаривать её Люси.
Девушка выдохнула и выпалила:
– Мне тысяча девятьсот девяносто восемь лет. Через два года я наконец-то стану выглядеть на девятнадцать.
Мы замолчали. Анна тряхнула волосами и сказала:
– Вы сами спросили!
– А ты не шутишь?- язвительно спросила Сьюзен.
– Делать мне больше нечего, как разыгрывать четырёх детей,- обиженно воскликнула де-вушка и поспешила убраться от нас подальше. Её глаза почему-то были закрыты.
Мне не верилось, что она врёт или разыгрывает нас, особенно после такого заявления.
– Ну вот и зачем мы ей нужны?- пожаловалась Сьюзен. – Она ведь наверняка знала, что мы будем её раздражать. А в теорию «о послушании» я не верю.
– Да ладно вам, может у неё есть свои принципы,- перебила её Люси. – И вообще, мне она нравится.

2010-12-02 в 19:47 

AliceJBlack
Мы ехали долго. Было уже темно. Всё тело затекло от усталости, но, если честно, Анна своё слово держала: где-то вдалеке обозначился лес. Люси уже вовсю зевала.
– Потерпи, не спи, недолго осталось,- приговаривала Анна, постоянно поправляя норовив-шую скатиться с гладкой спины льва Люси, но потом ей это надоело, и она просто пересадила сестру на свою лошадь. Лев перевернулся в воздухе и исчез.
Люси отреагировала только на такое действие Анны и, потерев глаза, устало поинтересовалась:
– А нам ещё долго ехать? Или мы всю ночь спать не будем?
– Видишь лес?- показала вперёд Анна.
– Я вообще ничего не вижу,- сердито буркнула Люси.
Девушка проигнорировала ответ и продолжила:
– Заедем в него, ещё минут пятнадцать – и мы на месте.
– Это радует,- устало согласился Питер.
– Конечно,- обиделась Анна. – Не стали бы останавливаться ещё раз – час назад все были бы довольны и счастливы!
– Только знаешь, в Западном лесу мы каждую тропинку знаем,- неожиданно заявила Сьюзен, – и каждую нору. Навряд ли мы смогли бы пропустить целый дом!
Внезапно мне стало стыдно за сестру. Если уж ей так не понравилась Анна, молчала бы и нам отношений с ней не портила!
– В мой дом можно попасть только с моего разрешения, а я, кажется, вам его не давала,- умело парировала девушка.
Сьюзен, к моей бесконечной радости, пришлось замолчать.

Скоро мы действительно въехали в лес и действительно остановились через пятнадцать минут. Мы упали в высокую траву. Анна с кривой усмешкой посмотрела на нас:
– Вставайте, чуть позже отдыхать будете.
Сейчас я был готов полностью разделить взгляды Сьюзен, тихо что-то бубнившей себе под нос, но Анна абсолютно не обращала на нас внимания. Она встала на пересечение четырёх тропинок, почти незаметных под толстым слоем прошлогодней (позапрошлой-, поза-позапрошлогодней и т. д.) листвы со странным, каким-то воздушно-пушистым листком в руке. В её ладони лист разделился на четыре части, которые, поднявшись, образовали большое кольцо недалеко от нас. Когда сияние исчезло, и мы протёрли глаза, то, на месте яркого круга стоял небольшой каменный домик с витражными тёмными окнами.
Анна открыла незапертую деревянную дверь и жестом пригласи нас войти. Мы оказались в небольшой тёмной холодной комнате. Девушка с космической скоростью зажгла светиль-ники-ракушки и удобно уселась разводить огонь в камине.
В глаза сразу бросался огромный сундук, стоящий у стены и почти не уступающий ей в длине. Из него, кстати, Анна и достала топливо для очага, хотя в него можно было с легкостью поместить всю нашу кампанию.
Далее, на втором месте, шёл камин, несколько большой для такой комнаты, но его пламя сразу стало нагревать давно не топившееся помещение.
Третью позицию в рейтинге самых приметных предметов занимал небольшой столик в углу. Самый обыкновенный, если бы не огромное количество благоухающих трав, навален-ных как попало: кучками, пучками и вперемешку.
Также в комнате был низкий обеденный стол, за которым полагалось сидеть на плоских подушках и пара кресел у камина.
Анна поднялась и что-то тихо шепнула. Очертания комнаты стали расплывчатыми, но потом снова обрели чёткость. Девушка распахнула свой огромный сундук и начала извлекать из него матрасы, подушки и одеяла. Мы подошли ближе, чтобы обеспечить себя спальным местом, но Питер и Сьюзен вдруг резко тормознули.
– Что случилось?- спросила Люси.
– Но там же ничего нет!- воскликнул Питер, указывая на сундук.
– Неправда,- возразил я,- там полно всякой ерунды.
Анна бросила на меня колючий взгляд, под которым мне очень хотелось съёжиться, и пояснила:
– Мои недоброжелатели не могут видеть предметы внутри сундука. На нём такая магия.
– Но сейчас же я про тебя ничего плохого не думаю!- решил оправдаться Питер.
– Но раньше-то думал!
Брат опустил голову. Анна, уже совершенно не обращая на него внимания, достала жемчу-жину, такую же, как у Каспиана (хотя правильнее будет сказать, что у Каспиана такая же жемчужина, как у Анны) и разбила её об пол.
– Я постаралась дать вам то, к чему вы привыкли,- сказала она.
Пока мы усаживались вокруг белоснежной скатерти, Сьюзен весьма дружелюбным тоном (может, когда хочет!) спросила:
– А ты что же, совсем ничего не ешь?
– Ну почему же, ем!- ответила Анна, но добавила, – только очень немного.
В доказательство она взяла с края скатерти крошечную, едва заметно светившуюся ягодку ярко-алого цвета. По всей комнате разлился яркий аромат спелой земляники с небольшой примесью запаха розы.
– Теперь понятно, почему ты не ешь обычную еду,- протянула Люси и тут же добавила.– Ну и ладно! Нам больше достанется! Хотя знаешь, я сама не откажусь попробовать.
– И не вздумай,- махнула на неё рукой девушка,– подсядешь вот на такую, гм… еду, и потом от голода умрёшь, если не добудешь ещё одну такую! А обычную пищу даже под страхом смерти будет не заставить съесть!
– Что, неужели так вкусно?- усмехнулся я.
– Очень!- подтвердила она.
– Хм, значит, ты на эту еду, сама подсела?- спросил Питер.
– Да нет, у меня уже есть иммунитет,- криво улыбнулась Анна и серьёзно добавила,– но всё моё племя этим питается. Вернее, питалось … когда-то.
– Теперь тоже привыкли?
– Нет,- она резко вскочила.– Теперь из моего племени осталась только моя семья и я!
Мы переглянулись. Не нужно было, конечно, такой вопрос задавать, но и ей начинать эту тему не следовало!
– Думаю, вы теперь сами разберётесь,- голос Анны был спокоен, даже почти безмятежен.– Если покажется, что с улицы кто-то зовёт, кликните меня.
– А ты куда это собралась, на ночь глядя?- поинтересовался я.
– Я к себе,- объяснила она, и кивнула на огонь.– Проход в камине.
– А зачем так сложно?
– Защита от незваных гостей,- усмехнулась она.– Спокойной ночи.
Анна, не обращая внимания на наши удивлённые возгласы, скрылась в огне.

2010-12-02 в 20:06 

Усмешку мы горькую прячем: не знает никто на земле, что живы в народе бродячем потомки былых Королей. (с) Эльрин
я обязательно прочитаю, но сейчас не успеваю!

2010-12-11 в 11:39 

AliceJBlack
Глава 3. Тёмные
(От лица Эдмунда)

Я с наслаждением вытянулся на импровизированной постели и мгновенно уснул.

Я очнулся от глубокого сна почему-то среди ночи, и довольно долго не мог понять почему. Через какое-то время до меня наконец-то дошло: кто-то очень вкрадчиво шипел с улицы.
– Иддиии сссюддааа,- голос подчинял себе под аккомпанемент воющих голосов зверей. Сначала мне захотелось сделать именно так, как он приказывал, но потом в моей памяти вспыли слова Анны: «Если покажется, что с улицы кто-то зовёт, кликните меня». Хм, что-то мне не очень хотелось будить её, а потом я вспомнил, что она ушла за преграду огня и, следо-вательно, просто попасть в её комнату я не мог. Тогда я принялся будить старшего брата. Никакой реакции. Я потряс за плечо Сьюзен, пробормотавшую какую-то абракадабру, сильно похожую на нечто среднее между тихим ругательством и просьбой немедленно оставить её в покое. Я вздохнул. Мне очень не хотелось этого делать, но я осторожно погладил плечо лю-бимой младшей сестры. Как ни странно, большие глаза Люси мгновенно распахнулись и встревожено уставились на меня.
– Ты слышишь?- шепнул я.
– Слышу,- кивнула сестра.
– И не нужно было её будить,- раздался сзади тихий голос. Анна. Я обернулся и решил, что лучшая защита – это нападение:
– А что мне, по-твоему, было делать?
– Хмм, и ссориться нам с тобой тоже не надо. У меня есть с кем выяснять отношения, поверь,- сказала Анна с видом кроткой овечки.
– Кто это?- с дрожью спросила Люси.
– Оборотни,- просто ответила Анна и ехидно прибавила, – Уж такие-то вещи вы должны знать.
– И ты собралась выяснять отношения с ними?- почти с ужасом поинтересовалась Люси. Да, действительно глупо.
– А что тебя так волнует?- удивилась Анна. – Это мой лес, они не могут сюда приходить, и прекрасно об этом знают. И нарушают это правило уже… примерно столько же, сколько существует Нарния.
– Ни за что не поверю, что они тебя боятся,- заявил я.
– Придётся,- усмехнулась Анна и пошла доказывать справедливость своих слов. Мы с Люси прилипли к окнам.
Снаружи выла большая стая оборотней, что было само по себе удивительно: такие милые монстрики собирались даже в группы из трёх – четырёх особей крайне редко, а здесь их насчитывалось двадцать – тридцать. Как Анна собиралась от них избавляться, понятия не имею.
Пока я размышлял над тем, как можно победить такую стаю в одиночку, девушка быстро оказалась у вожака группы и так яростно и быстро начала тараторить, что сначала я даже ничего не понял. Пропустив немалое количество её речи, я понял, что говорит она на языке оборотней, но, когда она перешла на нормальный, понятный человеческий, её ярость нашла подтверждение в словах:
– …Безмозглые образины, сколько раз я уже вам говорила, что это мои земли, и большую никчёмную толпу вроде вас я здесь больше не потерплю. Да вы хоть знаете, тупоголовые животные, почему ваши предки уши с этих земель раз и навсегда? Могу весьма услужливо напомнить!
Анна неопределённо качнула рукой, и из её рукава выскользнул небольшой кинжал из синей стали с выгравированными золотом символами. Оборотни отпрянули и сбились в кучу, а когда пальцы девушки крепко сжали рукоять кинжала, как напуганные звери зарычали и умчались прочь из леса. Анна мгновенно успокоилась, задумчиво посмотрела на дорогу и вернулась в дом.
– И чего же они так испугались?- задумалась Люси.
– Синей стали, чего же ещё,- проворчала Анна, опускаясь в кресло.
– И как часто тебе приходиться их пугать?- спросил я.
– Они приходят сюда за пищей,- осторожно начала Анна,- а питаются они отрицательными эмоциями, которых здесь достаточно много. Ну, во всяком случае, пока я здесь. Я могла бы их игнорировать, но я им помогаю.
– Зачем?- удивился я.
– Как зачем?- глаза Анны даже чуть расширились от изумления. – Они ведь тоже живые!
Как я не старался, я не мог придумать, чтобы ей такое сказать в ответ.
Люси подавила зевок.
– Ой, вы же, наверное, спать хотите!- встрепенулась Анна. Складка между её бровями немного разгладилась. Люси кивнула в знак согласия и повалилась на свою постель.
– Я вам не помешаю,- сказала Анна, садясь у столика с травами.
Глаза слипались. Как только моя голова коснулась подушки, мягкие щупальца сна повлек-ли за собой.

Утром (а может, и не утром) меня бесцеремонно растолкал мой старший брат. Сьюзен пыталась разбудить Люси. Я посмотрел в окно. Ещё (или уже?) темно. «Можно спать дальше!»- пришёл к решению я и натянул одеяло на голову.
– Хорош спать, Эдмунд,- настойчиво сказал Питер. – Скоро солнце встанет.
– И что дальше?- неожиданно вступилась за нас Анна.
– Не знаю как тебе, но нам уже кушать хочется,- жалобно протянула Сьюзен. – И холодно! И вообще, разве ты не можешь своей магией разжечь огонь?
– Это только силы у меня отберёт,- пожала плечами девушка. – Проще вам в лес за дровами сходить.
– Ладно, сходим,- недовольно выдал Питер. Люси вскочила и подбежала к нему. У меня в голове созрел план…
– Топор в том углу возьмите,- Анна указала рукой в угол у двери. – И далеко не уходите, очень вас прошу!
– Эдмунд, ты идёшь?- звонко спросила Люси. Я демонстративно отвернулся. Ответом стал стук закрывающейся двери. Я мгновенно сдёрнул с себя одеяло и поспешил за уходящей к себе девушке.
– Пожалуйста, не уходи!- попросил я и прикоснулся к её плечу. Перекат стальных мускулов под моей рукой, и запястье оказалось в мёртвой хватке её пальцев. Кожу чуть ожгло, как в прошлый раз, но потом осталось лишь приятное тепло.
Анна дышала чуть чаще обычного и отпустила мою руку. Больно. Наверное, вывихнуто. Девушка быстро пробежалась пальцами по запястью и отвернулась. Боль ушла.
– Прости,- тихо сказала она, – но больше, пожалуйста, так не делай.
– Но почему?- я имел в виду её странную реакцию. Она поняла.
– Я… привыкла, что на меня постоянно кто-то нападает. Это… защита.
– Ты сильная,- помолчав, произнёс я. – Прямо как не человек.
Анна резко развернулась ко мне и тряхнула волосами. Что-то не так… Я, уже гораздо более осторожно, снова положил одну руку на её плечо, а другой убрал в сторону завесу тёмных прядок. Уши девушки были совсем чуть-чуть заострёнными.
– Так ты эльф?- поразился я. Она чуть качнула головой.
– Нет, то есть, не совсем.
– Дай-ка подумать… ты полукровка, да?
– Можешь считать так, но это тоже не совсем правильно.
– Больше нет идей.
– Отлично,- обрадовалась она. – Но, на самом деле, такие уши у меня совсем недавно. То есть сравнительно недавно.
Девушка вывернулась из-под моей руки и начала бродить по комнате. Через какое-то время она остановилась перед камином и взяла с полки какую-то небольшую вещицу. Перехватив мой взгляд, она пояснила:
– Это моей мамы.
– А где она сейчас?- спросил я.
–Далеко,- сухо ответила девушка и положила вещь на место. Я подошёл к камину и взял небольшой овальный предмет из зелёного шероховатого камня. Оказалось, что это небольшой портрет Анны в обрамлении мелких жемчужин и яшмы. Девушка здесь выглядела младше, наверное, потому что тёмные глаза не смотрели так печально, а между бровями ещё не про-легла складка.
– Я выглядела так, когда стала взрослеть немного медленнее,- подсказала Анна. – Мне здесь восемнадцать лет.
– Правда?- удивился я. – Ты почти не изменилась… внешне.
– Да,- усмехнулась она и снова убрала портрет на место.
Мы ещё немного помолчали.
– Почему ты нам помогаешь?- прервал молчание я. – Насколько я понял, ты ведь из другого мира.
– Ты правильно понял,- осторожно ответила она.
– Так почему? Я хочу знать.
– Что бы ты делал, если бы всю твою далеко не маленькую семью убил… убило одно сущест-во?- спросила она.
– Не знаю,- признался я. – Даже ведь подумать страшно. Начал бы мстить, наверно.
– Ты сам ответил на свой вопрос.
– Но ты говорила, что из твоего клана осталась только твоя семья и ты!
– Хорошая память,- усмехнулась Анна. – Но мой клан и есть моя семья – мы все родственни-ки. А под семьёй я подразумевала только своих ближайших родственников… кроме родителей.
– Почему?
– Они тоже погибли в той войне. У меня остались только старший брат и шесть сестер… все младшие. Нас всего восемь.
– Не повезло, однако, твоему брату,- заметил.
– Он так не считает,- прохладно возразила девушка. – Он оставил младших сестер на моё попечение и ушёл путешествовать. Не помню, когда мы последний раз его видели…
– А теперь ушла и ты.
– Мы сами в состоянии войны… с другими,- объяснила девушка так, как будто это было простой истиной, и нехотя прибавила, – Они не смогут напасть, пока мы потихоньку воюем здесь.
– А, так ты просто прикрываешься нашей войной?- возмутился я.
– Ты хоть сам понял, что сказал?- начала сердиться Анна.
Её глаза вдруг стали светиться жёлтым светом, а зрачки вытянулись, как у кошки.
– Что с тобой?- я даже испугался и на всякий случай отошёл подальше.
Анна смотрела прямо перед собой, но как будто видела что-то другое. Через какое-то время сияние потухло.
– Что с тобой было?- спросил я.
– Они меня не послушались,- прошептала девушка. – В лесу, скоро… на твою семью нападут.
– Откуда ты знаешь?- мой голос надломился.
– Видела,- коротко ответила она. – Я сейчас.

2010-12-11 в 11:42 

AliceJBlack
Анна бросилась в проход в камине и вернулась меньше чем через полминуты в полном вооружении: на поясе меч, второй и колчан с луком и стрелами был за спиной. Я прикинул размеры лука и пришёл к выводу, что Сьюзен бы не смогла бы как следует натянуть тетиву. Мы выбежали на улицу.
Анна всё шла и шла, изредка останавливаясь, потом снова шла дальше. Наконец я не вы-держал:
– Откуда ты знаешь, куда идти?!
– Слышу.
Девушка резко остановилась и, за то время, которое у Сьюзен уходило на то, чтобы достать лук, вложить в него стрелу и натянуть тетиву, Анна успела проделать не только всё вышеперечисленное, но и прицелиться, выстрелить и снова натянуть тетиву. Её цель – какой-то большой зверь, взревев, упал. Осмотревшись, Анна, вероятно, решила, что вокруг безопасно, но оружие не убрала, а взяла в одну руку.
– Зачем ты его убила?- укорил её я.
– Объяснить?- взвилась она. – Такие, как он и есть армия Колдуньи, и мне, по твоему, нужно было просто наблюдать, как он идёт по лесу?
Анна ухватила меня за руку и потащила к тому месту, где был пристреленный враг. Он был ещё жив, но я невольно отпрянул.
Монстр был больше всего похож на минотавра, если бы не пушистая шкура окраса снеж-ного барса, чёрные орлиные глаза и острые акульи зубы. «Какой милый монстрик»,- мрачно хихикнул я про себя.
– Это лендакка, тёмные,- шепнула Анна мне.
– Отличное попадание,- прохрипел монстр.
– Всё равно тебя одной стрелой не убить, Кориакин,- сказала Анна.
– Значит, ты всё-таки здесь… Госпожа везде ищет тебя.
– Знаю, но что за интерес к моей скромной персоне?- притворно удивилась девушка.
– Сама знаешь… Ты не даёшь ей освободиться.
– Интересно, на что он рассчитывает,- перебила лендакка Анна. – Что я сниму проклятье? Это невозможно, она сама знает. Или у неё много лишних воинов?
– С твоей помощью, уже нет,- хрипло рассмеялся Кориакин.
Интереесно, о каком это проклятии они говорят?
Монстр судорожно дёрнулся. Анна прикончила его безжалостным выстрелом в сердце. Лендакка обмяк.
– Жаль,- проронила девушка, – но это всё, что я могла сделать.
– Ты знаешь, если все воины такие, как он, то нам очень крупно повезло,- сказал я. Анна нахмурилась ещё больше и ответила:
– Нам не очень-то повезло. Такие как он – «неудачный» эксперимент. Почти все остальные жестоки, грубы и глупы. Только слепо подчиняются Колдунье.
Она понеслась дальше. Скоро я стал слышать какие-то подозрительные звуки. Анна при-тормозила и остановила меня движением руки. За кустами открывалась крошечная полянка. К дереву, стоящему на другом краю, прижимались Питер, Сьюзен и Люси. Вокруг было два-дцать лендакка.
Анна бесшумно, но решительно вынула из ножен тот меч, что был у неё на поясе, и небрежно бросила мне:
– Прикроешь меня, если что?
– За кого ты меня принимаешь?- начал было возмущаться я. Девушка чуть скривила губы.
– Ладно, ты серьёзно собираешься с ними драться?- я волновался за неё.
– Да.
– Их там двадцать,- возразил я.
– Минут за пять управлюсь. Kele, - прибавила она незнакомое слово.
Монстры продолжали напирать. Девушка спокойно проскользнула сквозь ветки. Маленькие ушки лендакка чуть приподнялись. Монстры обернулись и стали медленно обходить её, стремясь заключить в круг. Но один из них не выдержал и с рёвом напал.
Анна легко, даже лениво отклонилась в сторону и выдернула меч из-за спины. Лезвие прошлось по его горлу и сердцу. Вместо тела на земле осталось только лужица голубоватой мутной воды.
Лендакка внимательно посмотрели смерть их товарища и только тогда напали, но уже все сразу. Анна и здесь не растерялась: она взяла в каждую руку по мечу и начала описывать круги.
Хрупкая девушка оказалась сильнейшим воином… Я с восторгом наблюдал, как маленькая синяя фигурка не сражалась – танцевала, очищая поляну от тёмных воинов. Минуты через три всё было кончено.
Я выбрался на поляну.
– Что случилось?- спросила Анна, хладнокровно вгоняя меч в ножны.
– Ну…,-начал Питер,- мы пошли в лес и немного заблудились. Потом пришли эти… тёмные. Мы побежали, они догнали нас, начали спрашивать о тебе.
– Откуда вы знаете, что они искали именно меня?
– Девушка девятнадцати веков на вид – недостаточное описание?- удивилась Сьюзен.
– Я ведь не одна такая,- железно возразила Анна.
– В общем, мы сказали, что ничего о тебе не знаем. Потом пришли вы. Конец истории,- закон-чил рассказ Питер. – Что-то не так?
– Нет-нет,- девушка облегчённо вздохнула. – Вы всё сделали правильно. Просто они каждый раз приходят, и каждый раз я нахожу их раньше, чем они меня.
– Быть может, нам надо уходить отсюда?- с беспокойством поинтересовалась Сьюзен.
– Нет,- Анна чуть улыбнулась. – Они никогда не смогут нас найти.
Я переглянулся с Питером, он был обеспокоен, как и Сьюзен. Себя я успокоил равнодушием Анны. В конце концов, если бы она боялась «тёмных», то уже летела бы впереди паровоза куда-нибудь как можно дальше из Нарнии. Мои размышления прервала Сьюзен:
– Знаешь, Анна, когда мы бежали по лесу, Люси упала и что-то сделала с ногой…
– Ерунда, не в первый раз,- вставила Люси.
– …Может, ты чем-нибудь поможешь?
– Да, конечно,- не раздумывая, ответила Анна, опустилась рядом с сестрой и осторожно коснулась её лодыжки на правой ноге. Люси прикусила губу.
– Больно,- сделала вывод Анна и обратилась к Питеру, – Донесёшь её?
Питер утвердительно кивнул.
– Что-то серьёзное?- поинтересовался я.
– Перелом.

2010-12-11 в 11:45 

AliceJBlack
Глава 4. Солнце
(От лица Люси)

Питер донёс меня до «дома». Анна, решив, что задерживаться в лесу опасно, щелчком пальцев создала первоначальную цель нашей прогулки – поленницу дров. Небрежным движением руки она побросала часть в камин и разожгла огонь, который потом раздвинула опять же движением рук.
Питер поставил меня на землю.
– Обопрись на меня,- посоветовала Анна, придерживая меня за плечи. Я решила, что лучше её послушать и ухватилась за её плечо. Мы прошли через камин и оказались в её комнате.
Помещение оказалось таких же размеров, как и то, в котором мы жили.
Комната была оформлена в темно-синих и золотых тонах, как и платье девушки. По всему периметру тянулась бесконечная вязь слов, большая часть которых была выведена золотой краской. Реже попадались слова красного цвета, ещё реже – чёрного. В углу стоял небольшой сундук, у той части стены, где слова тянулись тоненькой цепочкой под потолком, висели полки с потрёпанными книгами в переплёте из тёмной кожи. Под полками стоял небольшой диван, у камина – кресло. Мне здесь понравилось.
Анна подвела меня к дивану и отошла к сундуку. Я осторожно села на самый краешек. Наконец девушка извлекла небольшой лист, переливающийся неярким рыжим цветом. Это заставило меня кое о чём вспомнить.
– Слушай, у меня же есть сок огнецвета!- воскликнула я.
– Знаю, это вещь очень редкая, а главное – очень полезная. Но! Во-первых, при переломах не помогает, а, во-вторых – опасная,- прочла мне краткий курс «всё об огнецвете» Анна.
– Разве опасная?- удивилась я.
– Одна капля может вылечить все раны, кроме смертельных, а три - привести к необратимым последствиям. Так что будь предельно осторожна, когда пользуешься.
Девушка ловко высвободила мою несчастную ногу из обуви, почти не причинив дополнительной боли и приложила рыжеватый листочек. Боль сразу ушла, и я почувствовала, как сломанная кость срослась. Было немного больно.
– Спасибо,- поблагодарила я,– но, разве ты не могла вылечить меня без этого листочка?
– Могла,- спокойно ответила Анна и пояснила,– правда, было бы намного более… неприятно.
– А, кстати, что это?- я указала на потускневший лист в её руке.
– Это?- девушка мимолётно проследила за движением моей руки,– просто травка с Солнца.
– А какого?- кажется, у меня не вовремя проснулась тяга к знаниям. – То есть, есть Солнце у нашего мира, у Нарнии, да и миров, наверное, ещё много есть.
Против моего ожидания, Анна начала охотно рассказывать:
– Солнце, о котором я рассказываю – отдельный мир, так называемый мир целителей. Каждое растение или даже капля воды имеет свой «лечебный эффект». Там же проходят посвящения новичков в магию, там им даётся возможность раскрыть свои способности. Которые, впрочем, есть у каждого.
Я жадно слушала и зацепилась за последнее предложение.
– А ты можешь посвятить меня?- неожиданно выдала я.
– Могу, конечно, но зачем тебе это?- ответила Анна.– Обучение подобного рода наукам – большая ответственность и опасность.
– Просто я устала быть бесполезной,- вздохнула я.
– Ты никогда и не была таковой,- покачала головой девушка.
– Все как нормальные люди сражаются, а я либо где-то отсиживаюсь, либо убегаю,- возразила я.
Анна опустилась на диван рядом со мной и глубоко задумалась. Её глаза бегали по комнате, ни на чём не останавливаясь, как будто искали что-то, что могло помочь найти ей правильный ответ. Наконец, девушка посмотрела прямо на меня и сказала:
– Хорошо. Я тебя научу. Но, учти, я тебя предупредила.
Анна протянула мне правую руку, и я заметила у неё на среднем пальце необычное колечко. Оно было искусно сделано в виде золотого льва с сапфировыми глазками, обвивающего свой хвост вокруг пальца девушки.
– Красиво.
– Да,- согласилась Анна. – Вот, как ты думаешь, для чего оно?
– Для красоты,- фыркнула я. – Разве нет?
– Нет, то есть, не только. Оно даёт мне дополнительную энергию, образуя её на солнечном свете.
– А почему на нём?
– Так из чего сделано…- протянула Анна. – Ну, так мы идём?
– Конечно,- поспешно вскочила я. Не хватало ещё, чтобы она передумала. Нельзя упускать свою возможность опять не остаться в стороне.
Девушка встала за мной, положив горячие ладони на мои глаза.
– Зачем?
– Хочешь ослепнуть?- вопросом на вопрос ответила Анна. Тихо что-то добавив, она чуть подтолкнула меня вперёд. Я чувствовала свет вокруг себя, он слепил меня, несмотря на то, что ладони Анны всё ещё плотно закрывали моё лицо. Где-то совсем рядом послышался неясный шёпот.
– Прочь,- негромко сказала девушка. Голоса затихли.
Мы шагнули ещё раз.
– Прибыли,- объявила Анна, убирая руки с моего лица.

2010-12-11 в 11:57 

AliceJBlack
Глаза у меня, наверное, вылезли на лоб, при виде пейзажа Солнца. Всё вокруг было чистого и яркого золотого света – деревья, земля, трава на ней, вода, цветы, платье Анны… Моё же собственное так и осталось красным, но теперь казалось почти чёрным. Светящиеся золотые цвета не могли не понравиться и не казались однообразными. Я даже представить не могла, что существует такое количество оттенков золотого – не жёлтого, а именно золотого.
Анна взяла меня за руку и подвела к крошечному кустику, почти незаметного на фоне общего сияния.
– Смотри, это огнецвет,- девушка осторожно прикоснулась к растению, похожему на ландыш, но только под каждым цветочком висела маленькая ягодка. Внезапно лицо девушки озарила улыбка. Не такая вымученная, искусственная, какую мы видели, а тёплая и какая-то настоящая. Девушка стала настолько красивой, что всё великолепие Солнца меркло перед ней, особенно когда разгладилась морщинка между бровями.
Но, увы, через секунду девушка что-то вспомнила и снова нахмурилась. Нет, она не стала некрасивой, просто теперь её красота стала менее очевидной. Голос Анны вывел меня из задумчивости:
– Эта травка самая волшебная из всех существующих, а её свойства до сих пор не изучены до конца. Возьми, это тебе,- девушка внезапно сорвала кустик и протянула мне. Цветы в её руке сразу порыжели, но при этом стали ярче, чем огонь. Тем не менее, я укоризненно качнула головой:
– Ну зачем ты сорвала его? Теперь растение погибнет.
–Вовсе нет, милая. Смотри, я сорвала только стебли – тело. Корни – душа остаются, и скоро пустят новые побеги. Всё живое сходно между собой,- глубокомысленно изрекла Анна и протянула мне цветок. – Держи. Однажды он поможет не только тебе.
Пока я думала, что бы могли обозначать её странные слова, и рассеяно пристраивала цветочек рядом с бутылочкой сока огнецвета, девушка успела подтащить меня к огромному цветку, к которому вели все тропинки, какие только здесь были. При нашем появлении цветок оскалился неожиданно острыми на вид зубами, которые он, впрочем, сразу же раздвинул в стороны.
– И что с этим делать?- с опаской поинтересовалась я, предчувствуя ответ. И не ошиблась.
– Засунь туда руку,- хихикнула Анна.
– А он мне её не оттяпает?- на всякий случай спросила я, закатывая рукав платья.
– Ну, моя же рука на месте,- пожала плечами девушка.
Я ещё раз обречённо посмотрела на цветок, но потом решительно опустила в него руку по локоть. Зубчики приятным теплом пощекотали кожу и собрались вокруг локтя… Когда я уже мысленно попрощалась со своей рукой, цветок резко раскрылся и безжизненно повис.
Я озадаченно исследовала свою руку, на которой блеснуло что-то металлическое. Цветок изготовил необыкновенно правдоподобный и красивый браслет в виде цветка огнецвета с тянущимися вокруг моей руки тонкими стебельками. Металл был немного похож на золото, только гораздо легче и гибче, а красновато-коричневые камушки, россыпью которых были украшены лепестки, я даже не смогла ни с чем сравнить.
– Магия Земли,- тихо произнесла Анна,- хотя, наверное, немного схожа с магией моей сестры Иви.
Я решила не уточнять сходство, но отметила различие в наших с Анной украшениях:
– Смотри, хвост твоего льва много раз извивается, а мои стебельки – только один. Почему так?
– Длина украшения, в данном случае – браслета, будет увеличиваться с уровнем твоего мастерства. Сейчас ты пока ничего не умеешь, поэтому мы возвращаемся на первый урок.
– Да погоди ты,- отмахнулась я от неё, подавив зевок.- Мы же вроде никуда не торопимся.
– Спать не хочешь?- неожиданно спросила девушка.
Я не просто хотела спать. Глаза закрывались сами собой. Анна поспешила отчасти разогнать мою сонливость:
– Если уснёшь здесь, проснёшься только тогда, когда кончится мир.
– И как это понимать?- испугалась я.
– Просто,- пожала плечами девушка,- Заснёшь здесь – пробудешь в таком состоянии до тех пор, пока один из миров не закончит своё существование. Их, конечно, бесконечное количество, но глобальные катастрофы происходят не каждый день. А иногда и не каждое столетие.
Пока Анна говорила, я ещё могла противостоять сну, но когда она умолкла, золотистая темнота поглотила меня. Я помню, что Анна пронзительно закричала, толкнула меня в плещущийся овал цвета индиго, мы пролетели пару метров в темноте и обо что-то ударились. Мир перестал существовать.

Сон неохотно покинул меня. Распахнув заспанные глаза, я обнаружила, что нахожусь в комнате Анны. Она заботливо смотрела на меня, но как только увидела, что я проснулась, вновь стала мрачной.
– Что случилось?- наверное, более глупый вопрос было сложно задать, тем более я и так знала ответ. Я уснула, но только вопрос, почему я сейчас не сплю?
– Ничего страшного,- начала терпеливо объяснять Анна. – Чары подействовали уже здесь, но всего на несколько минут и не в полной мере. Тебе повезло, ещё несколько мгновений, и тебя было бы весьма проблематично вернуть.
– Ага,- дрожа, согласилась я. Мне не просто повезло. Мне очень крупно повезло. Стараясь не выдать свой запоздалый испуг, я спросила твёрдым (надеюсь) голосом:
– Ну, раз уж всё обошлось, может, мы всё-таки начнём?
Анна кивнула и серьёзно сказала:
– Да, но прежде, чем мы начнём, ты должна запомнить несколько основных правил. Первое: никому не выдавай секреты магии, в особенности те, которые можно использовать в тёмных целях. Второе: никогда не забывай о своих союзниках. На твоём уровне можно использовать мощные боевые заклинания, только зная, что все твои друзья находятся за твоей спиной и под твоей защитой. И третье, наверное, самое главное: всегда сохраняй хладнокровие. Ясно?
Я немного ошалело похлопала ресницами, стараясь всё запомнить. Потом, совладав с непослушной нижней челюстью, нашла в себе силы ответить:
– Ясно. Надо быть как ты.
Девушка посмотрела прямо мне в глаза. Впервые я заметила, что за мрачной маской скрывается глубокая печаль.
– Раньше я была самой веселой в клане. Уступала только сестрам-близнецам и тогда еще своей самой младшей сестре. Когда родилась Эшли, моя самая младшая сестра, началась война. Меня, как самого сильного мага отправили воевать, как только мне исполнилось четырнадцать. А когда погибли все, кроме нас, я стала такой,- девушка с отвращением посмотрела на себя. – Ладно, это не важно.
Тогда зачем же ты мне это рассказала?
– Нет, важно,- я отчаянно пыталась вытянуть из неё как можно больше информации. – С кем вы воевали?
Анна вздохнула, наверное, я затронула тему, на которую она не хотела говорить, но всё же ответила:
– Мы воевали с духом, который завладел телом одной девушки из нашего клана.
– То есть, один человек?- поразилась я. Всего один уничтожил целый народ. Ужасно.
– Ты, вероятно, ничего не знаешь о Тайной магии, если спрашиваешь.
– Ну, я слышала о ней,- смутилась я.
– Тайная магия существует с начала времен,- начала повествование Анна,- и чем древнее магия, тем она сильнее, потому что отбирает часть сил у того, кто её использует.
– Я всё ещё не понимаю.
– А всё очень просто. Эредея – часть Тайной магии, потерявшая часть своих сил в человеческом теле. А ещё её сдерживает проклятье,- предупреждая мой вопрос, Анна быстро продолжила. – Во время нашей последней битвы я прокляла её. Теперь она ищет меня, стремясь убить, думая, что проклятие исчезнет.
– А оно исчезнет?
– Нет,- что-то было для неё в этом простом слове. Печаль? Радость? Страх? Я не могла определить точно. – А теперь она собирается напасть на Нарнию, зная, что я приду. Это моя страна. Мой дом. Я создала его.
– Стоп – стоп – стоп,- перебила её я. – Разве Нарнию создал не Аслан?
– Нет,- с улыбкой ответила девушка. – Просто, когда я принимаю обличье льва, мы с ним похожи. А Нарния знает меня такой, какая я есть.
– А кто ты?- хихикнула я, но потом серьезно добавила.– Нет, правда, ты появляешься у нас дома, увозишь в Нарнию, ничего не объясняя. Потом оказывается, что ты сильный маг, а сегодня мы узнаем, что ты отличный воин. Кто ты?
Анна помолчала, обдумывая ответ. Её глаза снова забегали по комнате. Да что же это такое? Мои нервы в конце концов сдали:
– Ну скажи мне что-нибудь! Что ты все высматриваешь?
Девушка рассеянно вышла из своего интересного транса и, совершенно спокойно, как будто это было в порядке вещей, ответила:
– Я заглядывала в будущее,- Анна проигнорировала мой ошарашенный вид,– я всегда так делаю, когда принимаю важные решения. Увидев несколько вариантов, я выбираю тот, который, на мой взгляд, правилен.
Я заставила себя спокойно спросить:
– И что же ты решила?
Она задумчиво заправила прядь волос за ухо:
– Я не увидела опасности ни в том, ни в другом случае, но, я считаю, что будет лучше, если я скажу позже.
– Когда?- допытывалась я.
– Может, через месяц, может, чуть больше. Я не знаю точно.
До меня дошло, что Анна о-очень тонко намекает на то, что больше ничего не скажет.
Анна встала с диванчика со своим обычным изяществом. Я поднялась вслед за ней. Отойдя от меня подальше, девушка сказала:
– Давай начнём с простого. С обороны. Лови!

2010-12-11 в 11:58 

AliceJBlack
С её пальцев сорвалась молния и полетела прямо в меня. Я отступила и инстинктивно махнула рукой, стремясь защититься. К моему великому удивлению, молния с шипением погасла в земляной стене, выросшей из пола и закрывшей меня, словно большой щит. И этот щит создала я.
Но надолго меня не хватило. Как только остатки молнии перестали искриться, стена рухнула мне под ноги, а я, ощутив резкую и очень сильную усталость, покачнулась и упала на одно колено. И всё же удивление было больше утомления. Теперь я, пусть и ненадолго, смогу защититься и защитить. Мой мысленный триумф прервала Анна, птицей порхнув ко мне с порывом ветра.
– Вот, съешь,- она протянула мне парящую над её указательным пальцем изумрудную ягодку. Я схватила её и застонала: движения в голове отдались целым букетом неприятных ощущений.
– Терпи,- сочувственно приказала девушка, нащупав болезненную точку на голове. Сильно захотелось отбросить её руку и отойти, но даже от одной такой мысли потемнело в глазах.
– И не вздумай,- сказала Анна, поглаживанием убирая боль. – Во-первых, ты ещё очень слаба, а во-вторых, тебе всё равно не хватит сил.
Проглотив зеленую кисло-сладкую ягодку и почувствовав прилив сил, я твердо встала на ноги.
– Ты что же, ещё и мысли читать умеешь?
– Не так хорошо, как Джесс,- пожала плечами девушка. – Это её дар.
Ещё один аспект магии заинтересовал меня. Анна покосилась на меня и, уже не дожидаясь вопроса, ответила:
– Каждый маг может изучить практически любое колдовство. Но. Его магия будет искусственной, бытовой, как её называют.
А есть магия природная, естественная, она заложена внутри каждого волшебника и всякий раз уникальна. Одинаковые дары найти невозможно, только похожие, и то с трудом. Обнаружить в себе дар очень сложно, а полностью раскрыть – ещё труднее, почти невозможно.
Я переварила полученную информацию сразу, с чем себя мысленно поздравила. Из чистого любопытства я спросила:
– А какой дар у тебя?
Анна сурово взглянула на меня:
– Обычно про такое не спрашивают, но могу предположить, что твой связан с защитой. В большинстве случаев подобной магией овладевают только через несколько месяцев упорных тренировок.
– А если бы я не смогла остановить эту молнию, тогда что?- опешила я. Интересно, у магов что, приветствуются экстремальные методы обучения? Если так, что я против!
Девушка закатила глаза и пренебрежительно сказала:
– Какие глупые мысли иногда приходят людям в головы!
– Ты что, опять подслушиваешь?- возмутилась я.
– Прости,- виновато улыбнулась девушка. – Просто мысли твоей семьи очень счастливые, их слушать приятно. И не волнуйся об этой молнии – это была всего лишь очень качественная иллюзия.
Она щёлкнула пальцами, создавая ещё одну молнию. В воздухе запахло озоном, когда электрическая полоска начала летать по комнате, аккуратно огибая все препятствия. Потом Анне это надоело, и молния исчезла.
– А вот эта была настоящая. У иллюзий нет запаха. У настоящих вещей – есть,- поучительно изрекла она.
– У воды нет запаха,- не согласилась я. Девушка нахмурилась и раздраженно сказала:
– Есть, просто люди его не чувствуют.
И, безо всякого перехода, вернулась к уроку:
– Попробуй сконцентрировать только часть своей силы – так отражать атаку будет легче.

2010-12-11 в 11:59 

AliceJBlack
Я глубоко вздохнула. Где она, эта моя сила? Во время угрозы она пробудилась легко и неожиданно, но теперь… я совершенно её не чувствовала. Ну ка, как я сделала это? Отступила и взмахнула рукой. Если предположить, что магия высвобождается через руки, то…
Идея сработала: кончики пальцев засветились тёплый красно-коричневым светом. Я слепи-ла энергию в небольшой шарик, парящий у меня над ладонью, но не сумела удержать её. Красная комета с весьма приличной скоростью полетела прямо в Анну. Девушка мгновенно среагировала, преградив ей путь маленьким барьером, похожим на маленькое солнце, погло-тившее мою энергию. Я снова почувствовала себя не очень хорошо.
– Зачем же сразу так круто,- усмехнулась девушка.
– Прости, я ведь не специально,- смутилась я.
– Ладно, как бы то ни было, то, что я показала – твоя задача на сегодня.
На этот раз она бросила в меня молнию без предупреждения. Я не успела сконцентриро-ваться и выставить хоть какой-нибудь щит. На этот раз молния была настоящей и с треском погасла прямо передо мной.
– Давай попробуем ещё раз,- терпеливо сказала девушка и снова напала.
После нескольких неудачных попыток я уже смогла выполнить задание Анны. Отбив несколько видов снарядов типа огня, воды или воздуха и окончательно вымотавшись, я по-просила передых. Анна покачала головой:
– На сегодня хватит.
– Но я хочу еще!- заняла я.
– Нет,- жестко оборвала меня девушка. – Ты устала, тебе нужен отдых. А мне нужно уехать.
Решив больше ничего не спрашивать – целее буду – я повернулась к камину, но вдруг вспомнила о пламени.
– А как мне?..
Анна улыбнулась уголками губ:
– Считай это тестом на сообразительность.
Пришлось думать. Я пришла к выводу, что огонь достигает максимум коленей, и надо просто создать невысокий барьер вокруг себя.
– Молодец,- тихо проронила девушка и резко пробежала сквозь стену. Я только чуть припод-няла брови.
Теперь все зависело от только что приобретенного мной умения. Я открыла небольшую дверь, со вздохом нащупала энергию в кончиках пальцев и выпустила её наружу, придавая форму вытянутой полусферы. Магия на удивление легко и охотно поддавалась. Наверное, просто использовать её было легче, чем отбиваться от внезапных атак. Поставив в уме галоч-ку, чтобы не забыть спросить об этом Анну, когда она вернется, я прошла через огонь.
Итак, аплодисменты!
Но подобной реакции я не дождалась. Питер, Сьюзен и Эдмунд смотрели на меня с беспо-койством. Сняв барьер, я подбежала к ним. Питер обнял меня за плечи:
– С тобой все в порядке?
– Ты это о чем?- подозрительно прищурилась я.
– Знаешь, мы ведь волновались о твоей ноге. Мало ли что Анна наколдует?- ответила Сьюзен. Эдмунд выражал свое волнение молчаливо, впрочем, как всегда.
– А, ты об этом!- облегченно засмеялась я. – Все отлично, Анна залечила мою ногу в два счета.
Братья и Сьюзен переглянулись:
– А что же вы тогда там делали?- продолжил допрос Питер.
Я задумалась над тем, как ответить так, чтобы меня правильно поняли. Сказать, что я маг? Скорее всего, посмеются и не поверят. Сказать, что Анна учит меня? Испугаются, что я стану похожа на нее. Меня это не останавливало, напротив, девушка мне нравилась, но вот осталь-ным… Есть еще вариант – можно показать им. Вдруг это объяснит все правильно? Взвесив все имеющиеся у меня версии еще раз, я сконцентрировалась, но почувствовала силу уже не в подушечках пальцев, а в ладонях. Я выпустила часть сил наружу и почти не почувствовала оттока энергии. Над рукой взмыл красновато-коричневый шарик.
Посмотрев на лица семьи, я поняла, что выбрала правильный метод – они улыбались, в глазах горело восхищение. Вдоволь налюбовавшись, я с хлопком смяла шарик, забрав энер-гию обратно в руки.
– Так Анна учит тебя магии?- выдохнул Эдмунд.
Наверное, первый вариант тоже был неплохой… Ну да ладно, что сделано, то сделано.
– Как у тебя это получается?- недоверчиво прищурилась Сьюзен.
Я открыла было рот, но меня остановил глосс Анны, внезапно прозвучавший у меня в голове.
«Помни первое правило!»
«Ты что, опять у меня в мыслях роешься?!»- прошипела я.
«Нет, я просто недалеко от дома и хорошо вас слышу»- ответила девушка, и голос утих.
Пришлось ответить Сьюзен по-другому:
– Прости, Сью, я не могу.
Сестра кивнула:
– Я и не ждала другого ответа.
День прошел в разговорах и безделье.
Анну мы увидели только утром.

2010-12-26 в 22:27 

MISLITELL [DELETED user]
Мне понравилось! А продолжение будет?

2010-12-30 в 13:01 

Да, конечно, на данный момент я работаю над ним

URL
2010-12-30 в 14:40 

AliceJBlack
Глава 5. Вода и земля
(От лица Сьюзен)
Мы ждали. Прошло около месяца, а мы все ждали. Ждали армию Колдуньи.
Люси училась магии и постоянно проводила эксперименты, правда, далеко не всегда удачно. Чаще такие неудачи заканчивались внезапно появляющимися ножами, летающими камнями или созданием пустыни прямо посреди комнаты.
Анна редко поощряла подобную самодеятельность, во всяком случаи, при нас, а иногда давала Люси пару словесных оплеух.
Но сестре было определенно лучше, чем нам. Обычно мы с Эдмундом меркли на фоне ее и Питера: старший брат представлял и защищал нас, а Люси выходила на контакты, которые помогали нам выжить. Но сейчас младшая сестра поддерживала хрупкие отношения между нами и девушкой-магом. Лично мне она не нравилась, и я почти не скрывала свою неприязнь.
Раз в неделю Анна становилась бледнее, чем обычно, под её резко становящимися совсем золотыми глазами появлялись черные круги. В такие моменты странная девушка исчезала на день, а потом возвращалась отдохнувшая и со своей обычной внешностью. Говорить, куда она пропадала, Анна отказывалась.
Мы страдали от безделья, особенно в последние две недели. Единственным развлечением были короткие прогулки в лес.
В тот день я пошла за хворостом одна, а когда вернулась, то увидела Анну в полном боевом вооружении, что-то тихо рассказывающую задумчиво кивающей лошади. Девушка сказала мне, не оборачиваясь:
– Здравствуй, Сьюзен.
Тон был дружелюбным. Как всегда. Не более и не менее, и никогда не менялся. Я не понимала её отношения ко мне: логично, если бы она тоже меня недолюбливала. Но Анна разговаривала со мной так, как будто не замечала моих чувств. Это казалось мне настолько странным, что я попыталась ответить почти с такой же интонацией:
– Ты куда-то едешь?
И поразилась тому, как легко было просто говорить с ней. Она погладила лошадь по носу и ответила:
– Да, я собираюсь навестить Каспиана. От него давно нет вестей.
Щеки, как всегда, едва заметно порозовели. Я не знаю, почему он мне нравился. Просто он был хорошим парнем, вот и все. И я скучала по нему.
– Хочешь поехать со мной?- спросила Анна, почесывая разомлевшую лошадь за ухом. – Но тогда придется ехать на одной лошади, Ветер нужен моим сестрам, свободна только Стрела.
Я про себя махнула на это обстоятельство рукой – переживу – и решительно кивнула:
– Хорошо. Я только скажу остальным, чтобы не волновались. Мы когда вернемся?
Девушка задумалась:
– Завтра к утру.
Я быстро скрылась в дом, кинула к камину охапку хвороста и быстро попрощалась с семьей.
Когда я вышла, Анна уже сидела на лошади. Девушка помогла мне залезть на высокую спину. Простая вежливость требовала сказать банальное «спасибо», что я и сделала.
– Не за что. Держись крепче!- в голосе Анны послышался слабый отголосок улыбки – это было странно. Она никогда не улыбалась. Наверное, она была из тех, кто за добро платит еще большим добром.
Лошадь большим прыжком рванула вперед. А чем дальше мы ехали, тем слабее становилась сильная тревога за Каспиана, уступая место бесконечному спокойствию. Теперь я, пожалуй, отчасти понимала Люси, почти не отходившую от Анны, если только была такая возможность. Рядом с девушкой было тепло и уютно.
Через некоторое время я решила снова заговорить с ней:
– Скажи, пожалуйста, почему мы уже целый месяц ничего не делаем? У нас даже армии нет!
– Как это нет? У Каменного стола Бак собрал весьма приличное войско, но я пока не вижу причин находиться там.
Я надула губы:
– И мы, как всегда, узнаем об этом последними!
Анна многозначительно хмыкнула:
– Просто вы никогда не спрашивали. А Бака здесь знают гораздо лучше, чем меня. То есть…
Лошадь резко остановилась. Я по инерции пролетела вперед, а Анна спрыгнула со Стрелы и опустилась в траву. Подойдя ближе, я задохнулась от гнева: среди папоротников стояла статуя маленького, съежившегося лисенка. Мне было слишком хорошо известно, чья это работа.
– Бедный малыш,- прошептала Анна, ласково проведя рукой по каменной спинке. Статую охватило золотистым сиянием, и лисенок ожил.
Малыш, дрожа, огляделся. Заметив меня, он опустил голову со словами: «Ваше Величество», но когда он увидел Анну, его черные глазки радостно заблестели:
– Вы вернулись, госпожа. Спасибо Вам,- его голос чуть заметно подрагивал от восторга.
Он улегся ей на колени и блаженно засопел от ласкового почесывания.
– Скажи, милый,- осторожно спросила девушка, – кто это сделал?
Лисенка снова затрясло:
– Темные. И еще кто-то, но я его не видел. Его закрывали лендакка, хотя, скорее всего, это была девушка.
Я одними губами шепнула: «Колдунья?». Анна пожала плечами и продолжила аккуратно спрашивать малыша:
– Они чего-то хотели?
Он кивнул:
– Да, они спрашивали о Вас, госпожа. Но я ничего не сказал… потому что не знал.
– Ты молодец,- погладила его по голове Анна. – Когда это было?
– А какое сегодня число?
– Третье зеленых листьев.
– Позавчера.
Девушка резко помрачнела. Прикусив губу, она поинтересовалась:
– Ты где живешь?
– У Лунного ручья под Кривой дугой.
– Это же так далеко!
– Они долго гнались за мной. Мы охотились, и я зашел дальше, чем остальные, там на меня напали.
Анна махнула рукой, и в воздухе появился искрящийся овал цвета индиго. Девушка подтолкнула лисенка:
– Это портал, он перенесет тебя домой. Передай своим родителям, что у них очень храбрый сын.
Малыш благодарно улыбнулся, почтительно кивнул мне и Анне и скрылся в портале.
Из данного эпизода я сделала вывод, что Анна:
а) заботливая
б) ответственная
в) занимает в Нарнии далеко не последнее место.

2010-12-30 в 14:40 

AliceJBlack
Глава 5. Вода и земля
(От лица Сьюзен)
Мы ждали. Прошло около месяца, а мы все ждали. Ждали армию Колдуньи.
Люси училась магии и постоянно проводила эксперименты, правда, далеко не всегда удачно. Чаще такие неудачи заканчивались внезапно появляющимися ножами, летающими камнями или созданием пустыни прямо посреди комнаты.
Анна редко поощряла подобную самодеятельность, во всяком случаи, при нас, а иногда давала Люси пару словесных оплеух.
Но сестре было определенно лучше, чем нам. Обычно мы с Эдмундом меркли на фоне ее и Питера: старший брат представлял и защищал нас, а Люси выходила на контакты, которые помогали нам выжить. Но сейчас младшая сестра поддерживала хрупкие отношения между нами и девушкой-магом. Лично мне она не нравилась, и я почти не скрывала свою неприязнь.
Раз в неделю Анна становилась бледнее, чем обычно, под её резко становящимися совсем золотыми глазами появлялись черные круги. В такие моменты странная девушка исчезала на день, а потом возвращалась отдохнувшая и со своей обычной внешностью. Говорить, куда она пропадала, Анна отказывалась.
Мы страдали от безделья, особенно в последние две недели. Единственным развлечением были короткие прогулки в лес.
В тот день я пошла за хворостом одна, а когда вернулась, то увидела Анну в полном боевом вооружении, что-то тихо рассказывающую задумчиво кивающей лошади. Девушка сказала мне, не оборачиваясь:
– Здравствуй, Сьюзен.
Тон был дружелюбным. Как всегда. Не более и не менее, и никогда не менялся. Я не понимала её отношения ко мне: логично, если бы она тоже меня недолюбливала. Но Анна разговаривала со мной так, как будто не замечала моих чувств. Это казалось мне настолько странным, что я попыталась ответить почти с такой же интонацией:
– Ты куда-то едешь?
И поразилась тому, как легко было просто говорить с ней. Она погладила лошадь по носу и ответила:
– Да, я собираюсь навестить Каспиана. От него давно нет вестей.
Щеки, как всегда, едва заметно порозовели. Я не знаю, почему он мне нравился. Просто он был хорошим парнем, вот и все. И я скучала по нему.
– Хочешь поехать со мной?- спросила Анна, почесывая разомлевшую лошадь за ухом. – Но тогда придется ехать на одной лошади, Ветер нужен моим сестрам, свободна только Стрела.
Я про себя махнула на это обстоятельство рукой – переживу – и решительно кивнула:
– Хорошо. Я только скажу остальным, чтобы не волновались. Мы когда вернемся?
Девушка задумалась:
– Завтра к утру.
Я быстро скрылась в дом, кинула к камину охапку хвороста и быстро попрощалась с семьей.
Когда я вышла, Анна уже сидела на лошади. Девушка помогла мне залезть на высокую спину. Простая вежливость требовала сказать банальное «спасибо», что я и сделала.
– Не за что. Держись крепче!- в голосе Анны послышался слабый отголосок улыбки – это было странно. Она никогда не улыбалась. Наверное, она была из тех, кто за добро платит еще большим добром.
Лошадь большим прыжком рванула вперед. А чем дальше мы ехали, тем слабее становилась сильная тревога за Каспиана, уступая место бесконечному спокойствию. Теперь я, пожалуй, отчасти понимала Люси, почти не отходившую от Анны, если только была такая возможность. Рядом с девушкой было тепло и уютно.
Через некоторое время я решила снова заговорить с ней:
– Скажи, пожалуйста, почему мы уже целый месяц ничего не делаем? У нас даже армии нет!
– Как это нет? У Каменного стола Бак собрал весьма приличное войско, но я пока не вижу причин находиться там.
Я надула губы:
– И мы, как всегда, узнаем об этом последними!
Анна многозначительно хмыкнула:
– Просто вы никогда не спрашивали. А Бака здесь знают гораздо лучше, чем меня. То есть…
Лошадь резко остановилась. Я по инерции пролетела вперед, а Анна спрыгнула со Стрелы и опустилась в траву. Подойдя ближе, я задохнулась от гнева: среди папоротников стояла статуя маленького, съежившегося лисенка. Мне было слишком хорошо известно, чья это работа.
– Бедный малыш,- прошептала Анна, ласково проведя рукой по каменной спинке. Статую охватило золотистым сиянием, и лисенок ожил.
Малыш, дрожа, огляделся. Заметив меня, он опустил голову со словами: «Ваше Величество», но когда он увидел Анну, его черные глазки радостно заблестели:
– Вы вернулись, госпожа. Спасибо Вам,- его голос чуть заметно подрагивал от восторга.
Он улегся ей на колени и блаженно засопел от ласкового почесывания.
– Скажи, милый,- осторожно спросила девушка, – кто это сделал?
Лисенка снова затрясло:
– Темные. И еще кто-то, но я его не видел. Его закрывали лендакка, хотя, скорее всего, это была девушка.
Я одними губами шепнула: «Колдунья?». Анна пожала плечами и продолжила аккуратно спрашивать малыша:
– Они чего-то хотели?
Он кивнул:
– Да, они спрашивали о Вас, госпожа. Но я ничего не сказал… потому что не знал.
– Ты молодец,- погладила его по голове Анна. – Когда это было?
– А какое сегодня число?
– Третье зеленых листьев.
– Позавчера.
Девушка резко помрачнела. Прикусив губу, она поинтересовалась:
– Ты где живешь?
– У Лунного ручья под Кривой дугой.
– Это же так далеко!
– Они долго гнались за мной. Мы охотились, и я зашел дальше, чем остальные, там на меня напали.
Анна махнула рукой, и в воздухе появился искрящийся овал цвета индиго. Девушка подтолкнула лисенка:
– Это портал, он перенесет тебя домой. Передай своим родителям, что у них очень храбрый сын.
Малыш благодарно улыбнулся, почтительно кивнул мне и Анне и скрылся в портале.
Из данного эпизода я сделала вывод, что Анна:
а) заботливая
б) ответственная
в) занимает в Нарнии далеко не последнее место.
Девушка вскочила на Стрелу и помогла мне залезть в седло.
– Быстрее, мы выбиваемся из графика!- поторопила она меня, подгоняя лошадь.
По дороге я попыталась выудить из неё хоть какие-нибудь сведения, узнать, почему лисенок называл девушку «госпожой», но она отмалчивалась, поэтому я быстро бросила эту затею. Мы с ней поболтали о разных пустяках, и Анна сменила тон с дружелюбного на дружеский, что заставило меня резко сменить мнение о ней в гораздо лучшую сторону.
Больше в дороге ничего примечательного не случилось.

2010-12-30 в 14:41 

AliceJBlack
Уже подъезжая, мы услышали странный шум. Анна резко прервала разговор, приложив палец к губам. Прислушавшись, она шепнула:
– Темные.
Я едва сдержала себя от крика:
– Нужно помочь Каспиану!
Девушка и не думала спорить. Она лишь кивнула и сказала:
– Ты едешь домой.
Это было в её стиле – преподносить сюрпризы, но этот я не собиралась рассматривать как вариант действий. Мои мысли четко отражались на лице, и Анна, закатив глаза, начала объяснять:
– Нас вдвоём надолго не хватит, смотри, сколько их там! А если ты сейчас уедешь, то сможешь привести помощь, и у нас будут шансы на победу.
– Сомневаюсь, что мы сильно поможем,- я и вправду так думала.
– Сьюзен, послушай,- гораздо мягче заговорила девушка. – Ты опытный воин, но тебя одной будет мало. Хочешь помочь – уезжай.
Услышав долю истины в её словах, я неохотно согласилась. Анна спрыгнула с лошади и протянула поводья мне.
– Сколько у меня есть времени?- остановила я её.
– До утра мы продержимся, а там не знаю,- пессимистично отозвалась воительница, бесшумно доставая меч из-за спины. Её движение показалось настолько привычным, что я невольно задумалась – сколько раз она повторяла его? Сотню? Тысячу? А может, сотни тысяч?
– Мы все на Стрелу не влезем,- словно очнулась я.
– Она знает что делать.
Анна, чуть пригнувшись, побежала к убежищу Каспиана, а лошадь, не дожидаясь моей команды, рванула обратно в лес. Времени было в обрез. Мы выехали в обед, сейчас был уже поздний вечер, а это значило, что к утру я только достигну дома в лесу.

(От лица Эдмунда)
Внезапное появление Сьюзен среди ночи разрушило привычное ленивое спокойствие. Её лошадь была в мыле, а сестра едва держалась на ногах от усталости и напряжения.
– Где Анна?- закричала Люси.
Сьюзен рухнула в кресло и, тяжело дыша, захрипела:
– Она осталась там… темные… напали на Каспиана.
Мы вскочили.
– Много?- спросил я.
Сестра закашлялась:
– Много… не знаю точно. Ей нужно помочь,- она начала тяжело подниматься.
– Думаю, тебе лучше остаться,- придержал её за плечо Питер. Она помотала головой и, почти не шатаясь, пошла за своим луком.
– Анна ждет меня, ей нужны все мы.
Это было шоком. Нам было хорошо известно, что Сьюзен почти ненавидела Анну.
– Ну же, быстрее!- она почти умоляла. – Они погибнут без нас!
Ах да, конечно, там был еще и Каспиан. Он был её настоящей причиной, но все равно, понять изменение её отношения к Анне я не мог. Да и не время было. Мы быстро вооружились и вышли на улицу. Люси тоже пошла с нами.
– Так, а ты-то куда собралась?- остановил её Питер.
– Я – маг, забыл?!- крикнула сестра, оттолкнув его, и побежала к Стреле, что-то тихо сказала ей и дождалась одобрительного кивка. Из леса вышли четыре льва. Пришлось карабкаться на них. Люси предпочла усталую лошадь.

Мы ехали остаток ночи и все утро. Солнце уже почти поднялось в высшую точку – скоро полдень. Время, данное нам Анной, уже давно истекло. Оставалось только надеяться, что девушка и Каспиан еще живы.
Неподалеку от убежища Каспиана лапы наших львов увязли в мерзкой грязи, разбавленной мутной голубоватой водой.
– Сейчас, сейчас,- пробормотала Люси, щелкнув пальцами. Земля приподнялась в воздух и поглотила скользкую жижу. Младшая сестра выглядела удовлетворенно.
Львы подвезли нас ближе. Спрятавшись в тени деревьев, мы оценили ситуацию. Туннель был разрушен, кольцо зеленых грибов исчезло, а Анна, стоя по щиколотку в воде и прислонившись к стволу дерева, в корнях которого жил Каспиан, устало отбивалась от тридцати лендакка.
Я и Питер ринулись в атаку. Люси предпочла действовать с дальней дистанции, Сьюзен осталась её прикрывать. Я постарался пробиться к девушке и прикрыть её. Какой бы сильной Анна не была, усталость брала над ней верх.
В общем, мы с Питером убили около половины, несколько темных пали жертвами ярких стрел Сьюзен, остальных уничтожило красно-коричневое сияние – работа Люси. Сестры подбежали к нам, оглядываясь по сторонам. Земля вокруг нас высохла.
Сильная слабость овладела мной после короткого, но утомительного боя. Драться с такими чудищами было очень тяжело – один равнялся нескольким противникам. Ноги и руки стали как будто резиновыми, перед глазами все плыло.
Анна благодарно кивнула нам. Сьюзен, приобняв её за плечи, дрожащим голосом спросила:
– Где Каспиан?
Девушка посмотрела на тоннель, не в силах говорить. Сестра отшатнулась и, ухватив за руку Люси, понеслась внутрь. Недолго думая, за ними поспешил и Питер. Итак, Каспиан был ранен. Возможно, уже мертв. Встряхнувшись, я попытался отогнать эту страшную мысль, но яркий образ никак не отступал: окровавленное холодное тело среди расколотых камней…
Жуткая картина сразу вышла из головы, как только я взглянул на Анну. Девушка медленно сползла по стволу дерева на землю, как катятся капли дождя по стеклу, её лицо сильно побледнело, а, учитывая то, что она всегда была бледна, я провел дурацкую ассоциацию с привидением. Весь её довольно жалкий вид показывал, что она с трудом находиться в сознании. Анна закрыла глаза.
Не знаю, что тогда сработало во мне… какое-то странное желание защитить и помочь. И я повиновался ему: сел перед Анной на корточки, положил руку ей на плечо и дождался, пока она откроет глаза:
– Ты можешь встать?
Девушка утвердительно кивнула. Я протянул ей руку, но она, может быть слегка поспешно, поднялась сама. Она привыкла быть сильной. Однако, сделав шаг, Анна споткнулась. Я подхватил её, обняв за тонкую талию. К нам несколько уныло поплелась усталая Стрела. Анна что-то прошептала, споткнувшись еще раз. Тревога и слабость улетучились, тряхнула гривой повеселевшая лошадь. Анна с лихвой отплатила за желание помочь.
Мы шли навстречу Стреле, хрупкое тело девушки трепетало в моих руках подобно пойманной птице, взлохмаченная грива каштановых волос щекотала меня…
Я залез в седло и посадил Анну перед собой, Стрела повезла нас домой. Девушка по пути теряла капли крови.
– Ты ранена?- наконец-то догадался спросить я. Она разжала кулак, в котором держала небольшой кинжал. Проведя в Нарнии достаточное количество времени, я так и не привык к виду ран и крови. И сейчас порез, алевший на её ладони, не доставлял мне приятных ощущений.
– Зачем?- голос подвел меня.
– Сейчас так тепло и тихо, а я так устала… Я боюсь уснуть. Бак обещал принести важные новости ночью.
Настолько важные, чтобы истязать себя? Вряд ли. Не стоит ей этого делать.
– Давай я выслушаю его, а потом расскажу тебе,- предложил я.
– Ты правда можешь?- прошептала девушка.
– Не думаю, что это будет сложно,- я пожал плечами.
Она что-то благодарно пробормотала и прикрыла глаза, но я заметил, что в разорванном рукаве виден странный символ. Сначала я подумал, что это татуировка, но они вроде не бывают такого красного цвета… Символ был выжжен на её коже!
– Что это такое?- я попытался разглядеть её предплечье, но Анна шлепнула меня по руке и «зашила», если можно так выразиться, платье с помощью магии, добавив незнакомое словцо, носившее явно не положительный характер.
Во время нашей борьбы один из её рукавов приподнялся, выставляя на обозрение руки… Это было ужасно – раны, раны, казалось они вместо её рук, кровь уже чуть-чуть подсохла и была отвратительно красной.
– Почему ты не исцелишь их?- я старался не смотреть на этот кошмар, но он притягивал к себе взгляд… как и все ужасное. Девушка приспустила рукав, чуть морщась от боли.
– Слишком устала. Не смогла бы убрать даже царапину.
– Тогда тебе тем более надо выспаться.
Анна кивнула и благодарно уткнулась носом в мое плечо. Почти сразу прерывистое тяжелое дыхание девушки сменилось легким и спокойным.
Сначала я напряженно всматривался в дорогу, но потом понял, что Стрела отлично справится и без меня, поэтому расслабился. Мой взгляд упал на девушку.
Где были мои глаза раньше? Теперь, когда она спала, морщинка между бровями исчезла, темные глаза закрылись, скрывая мрачное выражение, а на губах повисла слабая полуулыбка. Во сне она была такой красивой… Я за весь этот месяц никогда не видел её так близко. Бледная кожа выглядела идеально, длинные, загнутые вверх ресницы красиво лежали на щеках, сухие на вид волосы были мягкими и густыми. Впервые я почувствовал её запах: она пахла как спелая, сладкая земляника, только в тысячи раз лучше. Я хотел прикоснуться к ней, почувствовать тепло её кожи. Как будто случайно я дотронулся её руки, стараясь не разбудить, но она спала слишком крепко. Я хотел взглянуть в её странные глаза с золотым отливом…
И еще одно желание овладело мной, затмевало все предыдущие, оно было самым странным из тех, какие я когда либо испытывал: я хотел обладать ей, но здравый смысл буквально кричал мне, что большее, на что я могу рассчитывать – это её дружба.
Впервые в жизни я действительно испытывал чувства к девушке – я полюбил её, и был на сто процентов уверен, что счастья мне это не принесет, зато я теперь знал, что это такое. Если бы это случилось раньше, я не стал бы вместе с Питером и Люси посмеиваться над зачахшей Сьюзен. Теперь, скорее всего, старшая сестра меня поймет, а остальные будут втихомолку хихикать. Ну и пусть, мне все равно.
От расстройства я съежился и прижал к себе Анну, как самую большую в мире драгоценность. Я чувствовал ритм её сердца, мое стало биться вровень с ним…
Стрела везла нас домой. Девушка крепко спала.

2010-12-30 в 14:42 

AliceJBlack
Не проснулась Анна и тогда, когда мы вернулись в лесное логово. Сгорая от смущения (и сильно покраснев при этом), я взял её на руки. Против ожидания, я почти не ощутил её веса и постарался прикинуть, какой силой тогда она должна обладать, но так и не смог.
Я занес Анну в дом и положил на свою постель. Угли в камине едва тлели, но, в любом случае, я не хотел входить в её комнату без разрешения. Первым делом я осмотрел девушку на предмет еще более серьезных ран, но визуально ничего не обнаружил и занялся её руками. Некоторые раны вскрылись, кровь обильно поливала пол. По мере возможности я аккуратно промыл её руки и перевязал их разорванной на полоски простыней. Пару раз девушка беспокойно вздохнула во сне, наверное, я причинял ей боль.
Белая ткань во многих местах уже окрасилась в бледно-розовый – сквозь тугие повязки начала просачиваться кровь, но я не мог сделать для Анны большего. Оставалось ждать либо её пробуждения, либо возвращения Люси.
Я сел рядом с Анной и начал рассеянно расчесывать пальцами её непослушные волосы, пока не уснул сам.
Меня разбудил скребущий звук: кто-то царапал дверь. Моя семья точно не стала бы этого делать – замков здесь не было. Значит, кто-то чужой. Совершенно не осознавая, что я делаю, я встал и открыл дверь. Пошатываясь, на порог ввалился Бак, почему-то весь мокрый.
– Здравствуй, Бакменстаф,- вежливо поприветствовал я пса. Он нашел в себе силы возмутиться:
– Я – Бак!
– Ладно, ладно,- поспешно согласился я. – Заходи, обсушись.
Пес помотал головой:
– Нет, нет, я очень сильно спешу. Лучше позови Анну.
– Вряд ли она сможет тебя выслушать,- я посторонился, чтобы Бак смог заглянуть внутрь.
– Ах ты, какое несчастье…,- пробормотал он себе под нос, опустив уши. – Давно она?..
– Не знаю точно, часов пять, не меньше. Во всяком случае, она просила меня передать ей твои новости.
– Правда?- уши Бака чуть приподнялись, и он с сомнением оглядел меня. – В общем, армия будет здесь через две недели. Количество – в пределах трех тысяч,- пес немного замялся и добавил. – Ну, это то, что мне известно.
Первой моей мыслью было, что мы попадали в передряги гораздо хуже. А второй – воспоминание недавнего боя с крошечным количеством воинов Колдуньи.
Мои не самые веселые размышления прервал Бак:
– Я выполнил почти все, о чем она меня просила. К тому времени, как она решит, что делать, я сделаю все. Счастливо оставаться.
Прежде, чем я смог с ним хотя бы попрощаться или что-нибудь спросить, пес исчез в темноте. Мы с Анной снова остались одни.
Через некоторое время дверь снова распахнулась, и в комнату вошли хмурые Питер, Сьюзен, Люси и Каспиан. Последнего слегка пошатывало, но в целом он выглядел нормально.
– Где вы были?- чуть громче, чем обычно спросил я. В конце концов, я волновался, что в дороге их настигло очередное ЧП.
– И это говоришь ты, эгоист?!- гневно выкрикнула Сьюзен. Каспиан потянул её за собой и вывел за дверь. В это время Люси сказала:
– Уверена, у Эдмунда были на то причины,- она решила воздержаться от участия в конфликте. Но я все равно был ей благодарен. В последнее время мы работали в одной команде во время подобных споров; я вступался за неё, она вступалась за меня. Однако теперь, замолвив словечко, она тихо скрылась за дверью в комнате Анны. Я остался спорить с Питером. Заранее проигрышный вариант: если старший брат упирался рогом, всегда было проще уступить.
– Знаешь,- сказал он довольно спокойно, а я почувствовал себя нашкодившим первоклассником,- я, наверное, приму позицию Сьюзен. Честно говоря, я считаю, что она абсолютно права.
Я чуть не задохнулся от возмущения и все же решил спорить, попробовав пробудить его совесть:
– Да как ты можешь говорить, что я эгоист, когда ты сам бросил Анну и ушел к Каспиану? Люси и Сьюзен не могли не пойти, а ты!
– Каспиан мой друг, вообще-то!- теперь гневался Питер и кивнул на спящую девушку. – А она мне кто?
– Многим ли Каспиан тебе помог?- я продолжал гнуть свое. – А кто каждый раз избавлял тебя от экспериментов Люси? От темных в лесу?
– Что это ты её так защищаешь?- он уже почти кричал. Все, я его довел, а значит, что это надолго. Нехорошо. – И Каспиан, в отличие от неё, был серьезно ранен, а она просто немного устала!- добавил он с сомнением в голосе.
– «Немного устала»?- передразнил я Питера. – Во-первых, она уснула сразу после того, как я её увез, и не просыпалась, а, во-вторых, взгляни на это.
Я быстрыми шагами подошел в девушке и размотал уже почти алые повязки на её руках. Раны, как ни странно, уже успели поджить, но все равно выглядели ужасно. Не испытывая желания снова смотреть на то, что причиняет ей боль, я уставился на её спокойное лицо. Это помогло мне взять себя в руки и немного расслабиться.
Питер выглядел ошеломленным. Он почти сразу отвел взгляд от девушки и торопливо сказал:
– Ладно, ладно, признаю, что был не прав и все такое…
Я мысленно поздравил себя с тем, что впервые смог переспорить старшего брата, но тут же чуть не застонал от досады: Питер случайно (прямо как и я!) взглянул на лицо Анны. Судя по его внешнему виду, он тоже не остался слеп и равнодушен к необычной красоте девушки.
Нужно было срочно отвлечь его внимание: соперник в лице старшего брата мне был не нужен.
– Люси!- я рассчитывал одним выстрелом убить двух зайцев – попросить Люси вылечить Анну и оторвать взгляд Питера от лица девушки. Дверка в камине чуть приоткрылась, и из неё выглянула сестра.
– Я не буду с вами спорить, и не… Какой кошмар!- сестра подбежала к Анне и на ухо ей прошептала:
– Прости, сейчас будет больно.
Под её руками раны девушки исцелялись, но она снова вздохнула. Сквозь тишину было слышно, как на улице громко перебрасываются аргументами Каспиан и Сьюзен. Если так, то парень принял мою сторону. Необычно. Когда спор стих, Люси закончила работу, и глаза Анны широко распахнулись, тепло посветившись, прежде, чем снова отгородиться ото всего мрачной завесой.
– Спасибо, Люси,- бархатисто произнесла Анна, садясь и потирая виски.
– Как ты себя чувствуешь?- спросил я. Она немного подумала и честно, но вяло ответила:
– Бывало лучше. Бак уже был здесь?
Я кивнул и сразу сообщил:
– Две вещи. Первая: до войны две недели. Армия в пределах трех тысяч, но он как-то не слишком в этом уверен.
– Не хочу хвастаться, но их малочисленность – работа меня и моих сестер,- вставила она. – Что второе?
– Он сказал, что выполнит то, о чем ты его просила к тому моменту, когда ты решишь, что делать,- смысла сказанного я так и не понял.
– А вот это уже хуже,- Анна чуть нахмурилась. – Думаю, тянуть время больше смысла нет. Нужно присоединяться к нашей армии.
– Это и есть твое решение?- поинтересовался Питер.
– Нет, это только план действий,- её ответ прозвучал достаточно мрачно.

2010-12-30 в 14:43 

AliceJBlack
Глава 6. Большая семья одиночки
(От лица Эдмунда)
Холм Аслана предстал перед нами таким, каким он был создан, а не хлипким сооружением, каким мы его оставили. В ответ на все вопросы Анна отвечала: «Подождите, и вы все увидите». Сколько мы ни старались, другого ответа мы не добились.
В восточном крае огромной поляны, уже снова поросшей травой, тренировалось огромное количество воинов. В западной изготовлялось и затачивалось оружие. В воздухе витал ароматный запах пищи, тянущийся изнутри кургана. Но только охраной и дозором никто не занимался. Это было неправильно, о чем Каспиан сообщил девушке. Та только невесело рассмеялась:
– Здесь работает защитная магия. Она пропускает сюда лишь тех, чьи помыслы чисты. Наши враги даже не видят и не слышат нас, да и попасть сюда тоже не могут.
Мы подошли к тренирующимся. В центре учебного боя искусно билась девочка лет четырнадцати. Она была одета в красное платье прямо как у Анны, и была симпатичной блондиночкой с извивающимися крупными кольцами волосами.
– Знаешь, она, конечно, хороший воин, но…- начала Сьюзен, но Анна не стала её дослушивать. Девушка достала кинжал и метнула его в спину девочки. В последний момент сражающаяся отбила его кончиком меча. Оружие бумерангом полетело обратно, но Анна была готова и поймала кинжал. Девочка окончила тренировку и подбежала к нам:
– Ну и как?
Её голос был высоким и веселым. А опять же отливающие золотом глаза были настолько сочного яблочно-зеленого цвета, что, казалось, чуть светятся. И глаза, и губы улыбались.
– Плохо,- оборвала её восторг Анна. – Нужно постоянно думать об обороне, а не отбивать в последний момент. Противник может пустить тебе в спину стрелу, а она летит гораздо быстрее.
– Я поняла,- перебила её девочка. – В твоем присутствии я больше не тренируюсь.
Мы посмеялись, и Каспиан обратился к ней:
– Ты отличный воин, но не слишком ли ты молода для войны?
– Да, наша сестра примерно одного возраста с тобой,- подхватил Питер.
– Это невозможно.
Я и Питер переглянулись.
– Прости, что?
– Это невозможно,- повторила девочка. – Я во много раз старше вашей сестры.
Что-то подобное мы уже слышали…
– Тебе едва ли четырнадцать!- обиженно заявила Люси.
– Нет, на самом деле,- подключилась к разговору Анна. – Мы с Бель – сестры, и у нас разница всего в четыре года.
Странно.
– Вы ведь совершенно не похожи!- воскликнул я. И это было правдой. Анна была бледной, темноглазой и темноволосой, чуть болезненной на вид, в отличие от Бель – здоровой, светленькой, с золотисто-зелеными глазами. Черты лица были совершенно не похожи, единственной общей был золотистый перелив глаз и волос.
– Эти потому что мы пошли в папу, а Анна – копия мамы,- ответил незнакомый девчачий голос.
К нам легко и грациозно подошли еще пять девочек. Старшей из них едва ли исполнилось шестнадцать, а младшая выглядела чуть старше двенадцати. Ну, я рассудил по нашим меркам, так что, ясное дело, что я ошибался.
Пятеро из семи девушек были светловолосыми, но каждая из них чем-то выделялась, к примеру, цветом платья. Только двое были абсолютно одинаковыми. Они были близнецами.
– Давайте знакомиться!- дружелюбно сказала старшая. Её платье было голубым, а светлые волосы – наполовину посеребренными сединой.
– Я Луна. То есть, я Мэй,- поправилась она. – Я владею магией лунного света.
Очень неплохо. С магами у нас была большая напряженка, а по своему военному опыту я знал, что именно маги у бою и были самыми сильными. Следующими представились близняшки.
– Я – Джессика!- с лукавым блеском в глазах сказала одна из них. Другая возмущенно толкнула её в бок:
– Перестань воровать мое имя!
– Хватит!- властно прикрикнула Анна. Близняшки мгновенно угомонились.
– В общем, Джесс – я, а она – Джейн,- заключила вторая девушка. Если честно, разницы между ними не наблюдалось, так что все разыгранное ими представление не имело смысла.
– Я умею проникать в мысли через любые барьеры,- сказала Джесс.
– А я – изменять мысли и память так, как этого захочу,- в тон ей произнесла Джейн. – Но никто не чувствует нашего вмешательства.
Я про себя отметил, что и эти таланты очень полезны на войне: можно узнавать и спутывать планы противника. Вперед выступила уже знакомая девочка-воин в красном платье:
– Меня зовут Аннабель. Я неплохо владею мечом и стрельбой из лука.
Не так захватывающе, как навыки её сестер, но хороший воин никогда не помешает. Настала очередь представиться девочке, которая наиболее сильно выделялась среди сестер. Во-первых, в отличие от остальных, на её лице было такое живое и веселое выражение, как будто она сейчас рассмеется, и глаза тоже были жизнерадостными и очень… мягкими. Но самое интересное было то, что часть прядей в волосах были зеленого цвета, цвета травы. Платье тоже было зеленым.
– Мои имя – Иви,- слушая её переливчатый звонкий голос хотелось, как минимум, улыбнуться. – В моей власти – управление природой, по большей части живой.
Я услышал, как рядом со мной пораженно выдохнула Люси, да и все мы были в шоке. Иви могла очень многое… наверное.
Наконец заговорила самая младшая девочка:
– Меня зовут Эшли.
Больше она не сказала ничего. Должно быть, у неё не было особых талантов. Эшли носила белое платье и была копией Анны в миниатюре, только карие глаза не были такими же яркими. На правом плече у девочки сидела птица с малиновым оперением.
Мы быстро назвали себя. Сестры переглянулись.
– Так вы – четверо из пророчества?- заинтересованно протянула Иви. Судя по всему, это было лестной рекомендацией.
Глаза Аннабель вдруг стали ярко-голубыми, как небо над головой. Её сестры засмеялись, и Анна – в том числе, но на этот раз улыбка затронула не только её губы, но и глаза. В этот момент все самые красивые глаза меркли перед ней – настолько она была прекрасна. Краем глаза я увидел взгляд Питера, и он мне не понравился. Сьюзен, едва заметно закатив глаза, обратилась к Аннабель:
– Что случилось с твоими глазами?
Девочка промигалась и улыбнулась:
– Мои глаза меняют цвет в зависимости от настроения. Очень неудобно, потому что эмоции буквально рвутся наружу. Такая уж уродилась.
– А на меня, значит, не надо обращать внимания?- лопнуло терпение Каспиана.
– Прости, Каспиан, нам нужно было познакомится,- извинилась Мэй.
Каспиан не называл своего имени вместе с нами, значит, он и сестры уже были знакомы. Это не ускользнуло от внимания Люси, на что девушки быстро ответили, что иногда навещали Каспиана, пока он жил в лесу, а потом вежливо заметили, что хотели бы прогуляться без нас. Но прежде произошла еще одна сцена.
В сторону сестер подул легкий ветерок. Аннабель потянула носом воздух, и её глаза загорелись золотом, а зрачки по-кошачьи вытянулись. Я уже однажды видел такое – у Анны, месяц назад, когда она увидела будущее. Джейн взяла Бель за руку и что-то прошептала ей в ухо. Девочка кивнула, и её глаза снова позеленели. Анна с нехарактерной интонацией сказала:
– Ещё раз – и отправишься кататься на тиадонах.
И если остальные сестры снова рассмеялись, то глаза Аннабель коротко вспыхнули морковно-рыжим.
После того разговора девчонки ушли, а мы отправились узнавать меню (мы как следует не отдыхали после сумасшедшей гонки к-Каспиану-и-обратно), но я, не страдая симпатией к подземельям, быстро похватал чего-то горячего и вышел на улицу.
Сам того не заметив, я набрел на сидящую под деревом Эшли. Она гладила свою птичку и что-то тихо ей повествовала. Когда я подошел, птица чирикнула и порхнула на правое плечо Эшли. Я сел рядом, но девочка не спешила начинать разговор, поэтому первую реплику я произнес сам.
– Привет. Почему ты не со своими сестрами?
Вполне безобидный и уместный вопрос. Если предположить, что Эшли давно не видела свою старшую сестру, было бы вполне логично, если бы она хотела пообщаться с Анной. Девочка коротко взглянула на правую часть моего лица и снова уставилась на деревья вдалеке:
– Я просто хочу побыть одна.
Довольно странное делание, но я поднялся, чтобы уйти:
– Прости, что помешал тебе.
– Нет, я неправильно выразилась!- девочка даже протянула руку, как будто хотела меня остановить, но потом передумала и исправилась. – Я хочу побыть без опеки моих сестер.
Все равно странно. Эшли поспешила пояснить:
– Это все из-за моего дара.
– Да? В смысле, я думал, что у тебя…
– Я никогда не говорю о нём незнакомым людям,- перебила меня девочка, – но я чувствую, что ты не причинишь мне зла… Я могу узнать чужие тайны. Иногда случайно. Не все хорошо к этому относятся, а я не сильна физически. А здесь, внутри барьера, у нас нет врагов. Почти впервые за всю мою жизнь.
Да уж, её способности были слегка отталкивающими, особенно учитывая то, что и у меня была тайна, говорить о которой всем и каждому я не планировал.
– Значит, ты и мою тайну знаешь?- все же поинтересовался я.
– Это у тебя на лице написано,- невозмутимо ответила Эшли.
Неужели все так плохо? Я понял, что Анна мне небезразлична всего несколько часов назад, а даже маленькая девчонка заметила это. А если Анна узнает? Ооо, будет очень стыдно. Огромным усилием воли я приказал себе успокоиться. Эшли была уже достаточно взрослой и мудрой, чтобы видеть такие вещи. Немного приведя в порядок растрепанные чувства, я решил, что самым верным шагом будет закрыть эту тему.
Эшли мягко улыбнулась:
– И говорить об этом ты тоже не хочешь.
Кажется, мудрости в ней даже побольше, чем я предположил…
– Это естественно,- продолжила девочка. – Обычно все стремятся держать все свои секреты при себе.
Оставалось с ней только согласиться.
– Эшли, Эдмунд, идемте! Нам надо обсудить наши планы,- крикнула Мэй издалека и ушла подземные помещения.
Мы встали и пошли по направлению к подземельям. Эшли шла медленно и неуверенно, как будто боялась упасть. Я подумал, что у неё были серьёзные причины отказаться от прогулок не только из-за любви к одиночеству. Через некоторое время девочка действительно чуть не растянулась на траве, и я взял её за руку. Эшли с радостью ухватилась за меня и пошла уже в нормальном темпе и намного увереннее.

2010-12-30 в 14:45 

AliceJBlack
На совете мы ничего так и не решили. К согласию мы так и не пришли. Анна и её сестры независимо стояли в стороне. Странно было видеть на совете, куда допускались очень немногие, стайку из семи воинственных девчонок. Анна стояла в центре, скрестив руки на груди, она была их лидером. Рядом, в точности копируя её позу, застыла Мэй. Остальные девочки сидели сзади, изредка тихо переговариваясь.
Питер и Каспиан опять взялись за старое, едва не устроив драку на совете. В начале разговора их предложения хотя бы едва отдавали здравым смыслом, но желание друг друга переспорить заставило их пороть такую чушь, что я даже слушать перестал и терпеливо дожидался истощения запаса этого бреда. Наконец к ругани нашей царствующей компании подключились мои сестры, подкидывая аргументы то одной, то другой стороне, явно забавляясь происходящим. Мне тоже надоело просто внимать глупостям Пита и Каспиана и я, незаметно усмехаясь, громко сказал:
– А может, нам просто найти портал в наш мир и провести всех туда?
– Я думаю,- совершенно не осознавая идиотизм идеи, задумчиво и несколько более спокойно произнес брат, но потом снова взорвался. – Эд, что за чушь?!
– Думаю, это надо спросить у вас обоих,- безразлично ответил я и скучающе отвернулся, делая вид, что внимательно разглядываю Анну. Она послала мне обжигающий взгляд, а я ей – извиняющийся. Девушка возвела глаза к небу и вместе с Мэй рявкнула:
– Хватит!
Питер и Каспиан мгновенно заткнулись, а Анна продолжила, снова шокировав всех своим заявлением:
– Нам ещё гражданской войны не хватало!
Она встретилась с уймой недоумевающих взглядов и как бы между прочим пояснила:
– Если вы серьезно разругаетесь, то часть войска пойдем за тобой, Каспиан, а часть – за тобой, Питер. Естественно, что стороны начнут проводить мелкие стычки, которые перерастут в крупные неприятности. Оно нам надо, имея общего врага?
Парней её слова быстро отрезвили, но они демонстративно повернулись друг к другу спиной, демонстрируя глубокую ссору.
– Какие у тебя будут предложения?- спросила Сьюзен.
– Я бы предпочла ориентироваться на месте и действовать по ситуации,- пожала плечами Анна.
– Значит, решено,- сказал Питер. – Я, как Верховный король Нарнии, передаю тебе право командования армией.
Я полностью одобрял его решение – Анна была намного опытнее, сильнее и старше нас. Она чуть склонила голову, отдавая дань традиции, и заговорила, обращаясь ко всем:
– Я буду планировать наши действия непосредственно перед вражеской армией. Даже имея точные данные разведки, нельзя полностью на них полагаться. Враг может в любой момент изменить стратегию, а мы будем действовать по старой, что, несомненно, в большинстве случаев приведет к проигрышу. Поэтому, на данный момент, я могу сделать только две вещи.
У меня есть просьба, и она касается всех. Я хочу, чтобы у меня была сильная армия, а не толпа усталых воинов. В течение этих двух недель вы все должны хорошо отдохнуть, но и держать себя в форме. А я сейчас пополню наши ряды своими друзьями.
– Ты позовешь тиадонов?- радостно спросила Иви. Анна кивнула.
– Только, пожалуйста, без меня,- прошипела Аннабель и убежала вглубь подземелий.
– Думаю, совет окончен,- девушка эффектно завершила свою речь.
Различные мифические создания начали расходиться. Сквозь шум я услышал обрывок разговора близнецов:
– Скорей бы прошли эти две недели. Здесь становится скучно,- пожаловалась Джейн.
– Да, и Бель в этот раз вряд ли будет мародерствовать,- вздохнула Джессика. Я подошел к ним:
– О чем речь?
Сестры оглянулись.
– Это старая история,- сказала Джесс. – Уже триста лет прошло…
– Мне кажется, чуть-чуть больше,- уточнила Джейн.
Мэй громко усмехнулась:
– Перед одной из битв они внушили Аннабель сделать несколько крупных пакостей. Потом, когда все закончилось…
– … Анна была немного раздражена,- подхватила одна из близнецов, а другая её дополнила:
– Мы думали, нам придется уйти из дома. Масштаб разрушений был весьма велик.
– Это вы считаете весельем?- переспросил я. Девчонки кивнули:
– Конечно!
После этого они утратили ко мне интерес и пристали к Иви, наверное, не оставляя надежд что-нибудь вытворить.
Анна достала рог из дорожной сумки и подула в него. Он издал негромкий, но мощный звук, закладывающий уши.
– Идемте,- сказала Анна, – Они не будут долго ждать.
Мы поспешили наружу. Анна с сестрами шли так быстро, что нам приходилось бежать за ними.
– Кто они?- спросил я Анну. Она лишь улыбнулась:
– Я считаю, что лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать.
Девушка взяла меня за руку и потянула дальше. Кожу приятно ожгло, как и всегда. В этот момент она показалась мне такой близкой и простой, но это ощущение рухнуло без надежд на восстановление, когда мы поднялись на улицу. От неё начала исходить такая мощь, как и от созданий, стоящих перед нами.
Тиадоны оказались огромными львами, размером с пять взрослых медведей. Они были частично закованы в броню из синего металла. На пластинках лат самого большого льва тускло поблескивали выгравированные символические узоры. Он склонился в поклоне:
– Мы пришли.
Голос был мощным и низким, но не соответствовал такому гиганту. Анна объяснила все следующей фразой:
– Я рада приветствовать Вас здесь, воительница Лаа. У нас осталось два недели до битвы. Вы можете располагать этим временем так, как захотите.
Лаа кивнула и увела свои воинов вглубь леса.
– Они что, все девчонки?- обратился я к Анне. Она лукаво ответила:
– Мужчины занимаются у них бытом и воспитанием детей.
У меня отвисла челюсть:
– Это же ненормально!
– Смотря что брать за норму,- раздался надо мной рокочущий голос. Я обернулся: говорила львица, которая, в отличие от Лаа, была меньше и грациознее.
– Тацута!- радостно завизжали сестры, общими усилиями свалив львицу с лап. Та посмеялась, больше напоминая грохот водопада. Девчонки зарылись в её длинную шерсть, а она обняла их всех одной конечностью. Анна почти сразу ушла, но её младшие сестры остались с Тацутой, возбужденно щебеча.
– Пойдем, пристанем к Анне,- толкнула меня в бок Люси. – Я хочу у неё кое-что спросить.
Я посчитал, что идея так себе, потому что Анна сразу бы сказала то, что хотела, хоть и пошел вместе с Люси, надеясь на успех.
Девушка в одиночестве сидела на траве с закрытыми глазами и бархатистым голосом пела. Мелодия, казалось, не имела связности, её составлял просто хаотичный набор нот. Через некоторое время музыка начала развиваться и сложилась в бесконечно красивый и сложный мотив. Когда появились слова, песня постигла кульминации, но для меня ясности не обрела, а Люси слушала, явно все понимая и, боясь пропустить хоть один звук, не дышала. С последним словом Анна широко распахнула глаза, а над поляной повисла звенящая тишина. Сестра чуть ли не с обожанием смотрела на девушку, сказавшую:
– Люси, у тебя глаза скоро глаза вылезут на лоб, успокойся.
– Я не знала, что огонь бывает таким разным и красивым!- воскликнула она.
– Так это была песня об огне?- уточнил я. Анна улыбнулась:
– Это дань традиции. Когда мы переезжаем на новое место, то должны спеть песню нашего клана. Нас учат ей с самого детства. Что вы хотели спросить?
Это было хорошим знаком. Сестра сразу задала вопрос, как будто боялась, что девушка передумает:
– Почему Аннабель так реагирует на тиадонов?
Анна вздохнула:
– Мы не любим об этом вспоминать, так что не упоминайте эту историю хотя бы при Бель.
Давным-давно, когда наш мир был еще жив, а Аннабель было всего семь лет, у неё был друг. Он был для неё вторым старшим братом, и она была очень сильно к нему привязана.
Однажды он ушел на охоту и убил дочь тиадонов. Львицы погнались за ним,- девушка нахмурилась,- и убили его, только гораздо более жестоко. После этого начались выяснения, кто прав, а кто виноват. Обе стороны наделали ошибок, которые едва не привели к войне, но мы вовремя успели договориться. Времени прошло уже достаточно много, но неприязнь Аннабель всё равно осталась.
Если бы у меня был выбор, я бы предпочел не слышать этой истории. Моё отношение к тиадонам поползло к отрицательной отметке, и я отчасти понял Аннабель.
– Не судите их слишком строго,- попросила Анна. – Их не так много, чтобы просто так прощать убийство, особенно дочери племени. С тех пор они не раз спасали нас, и наша семья давно с ними дружит.
Это меня отчасти успокоило.
– Все равно у Бель есть свои причины,- заметила Люси. Девушка спорить не стала, но сказала:
– Да, но, думаю, ты не за этим сюда пришла.
– Ну, хм…- Люси чуть покраснела, но потом собралась с мыслями. – Твои сестры сразу рассказали нам о своих талантах, а ты мне говорила, что о таком не спрашивают.
– Это так,- прервала её Анна. – Мы говорим о своих дарах, только если сами этого хотим. И, если ты заметила, Эшли тоже промолчала.
– Она мне сказала,- подал голос я. Девушка с интересом посмотрела на меня, но никак не прокомментировала. Сестра кинула мне быстрый взгляд, означающий «Ты мне всё расскажешь», и снова обратилась к Анне:
– Ну так как?
Девушка тихо вздохнула, наверное, приставучесть и бесконечная любознательность Люси её достали:
– Говорить тут особо не о чём. Вся моя магия естественна.
И если глаза моей сестры сделались квадратными, а брови медленно поползли вверх, то мне это ровным счетом ничего не сказало. Анна пояснило, явно обращаясь ко мне:
– Это значит, что я могу всё, и значительно сильнее остальных магов. Только лед не подчиняется мне и может убить меня при длительном контакте, но это разумный обмен, верно?
Анна была ещё более далёкой и могущественной, чем я мог предположить. Девушка погрустнела:
– Я родилась такой, но это ненормально. Мы рождаемся только с одним даром, ещё один мы можем развить, как это сделали мои сестры.
– Ага,- подтвердила тихо подошедшая Мэй. – Я, например, могу раскрыть талант в другом.
– А можешь сказать мой?- сразу же оживилась Люси.
– Я ещё недостаточно тебя знаю и не видела твоей магии,- ответила девушка. – Но, если хочешь, я могу тебе помочь.
Люси энергично кивнула, а я попросил Мэй:
– Пожалуйста, продолжай.

2010-12-30 в 14:46 

AliceJBlack
– Ладно,- она усмехнулась. – У близняшек со временем появилась отвратительная способность к различным пакостям. Аннабель отлично стреляет из лука.
– Вообще-то, я думала, что это и есть её дар!- воскликнула Люси.
– Нет,- сказала Анна. – Её дар слишком опасен, особенно при таком характере, и мы запрещаем ей им пользоваться.
Мэй продолжила:
– Иви может разговаривать с любыми элементами природы, даже с водой, камнями или воздухом. А Эшли… ей повезло меньше всех.
– Она совершенно этим не тяготится,- возразила Анна.
– Да, но отдала бы всё, чтобы снова…
– Так, хватит!- возмутился я. – Вы о чем?
Анна осторожно спросила у меня:
– Ты не обратил внимания, что Эшли всегда смотрит немного в бок?
– Вправо,- уточнил я. Девушка вздохнула:
– Во время войны с Колдуньей Эшли потеряла зрение.
– То есть, она слепая?- вскричал я. – А как она смотрит, ходит?
– Спроси у неё сам, она наверняка тебе расскажет,- улыбнулась Мэй.
– Иди-иди,- подхватила Анна. Внезапно в мыслях прозвучал её голос:
«Правда, тебе лучше уйти. Не обижайся, но нам нужно обсудить кое-что без тебя».
«Конечно, кто я такой, чтобы посвящать меня в свои великие тайны»,- подумал я. Девушка на полном серьезе ответила:
«Просто это тебя не касается».
Я встал и ушел, решив все-таки поговорить с Эшли. По пути я встретил человека в сером плаще-балахоне. Для такой одежки на улице было явно жарковато. Увидев меня, фигура в плаще направилась на встречу.
– Кто ты?- спросил я. Из под капюшона раздался смех. Мальчики. К нам подошла Иви:
– Странно видеть вас здесь, где так тесно.
– Мы здесь надолго не задержимся.
– Как знаете,- Иви ушла.
Мы? Складки плаща раздвинулись, и из-под него вышли три парня с огненно-рыжими патлами. Только один из них был в сером балахоне. Они заговорили по очереди:
– На самом деле мы пришли дать тебе совет. Твоя судьба может решить исход войны.
– Ты должен будешь позволить ей уйти, но потом – помочь вернуться.
– Только постарайся сам избежать этой участи.
Не то, чтобы я не догадывался, о ком они говорят, но на всякий случай решил уточнить. Мальчики переглянулись.
– Она – одна из немногих. И знай…
– … Она опаснее, чем ты думаешь…
– … И гораздо слабей.
Рыжие снова скрылись под плащом и с хлопком исчезли.
И как это понимать? Всякие проходимцы уже дают мне совершенно непонятные советы касательно моего будущего, причем совершенно не ясно, какое отношение всё это имеет к войне.
Эшли сидела под тем же самым деревом. Она снова посмотрела правее меня.
– Вернулся?- поинтересовалась она. Я сразу задал вопрос в лоб, хоть и осознавал, что это не слишком вежливо.
– Так ты слепая?
– Неужели это так заметно?- надулась девочка.
– Мне твои сестры сказали.
Эшли нахмурилась, приобретая ещё большее сходство с Анной. Такая же морщинка появилась между бровей, глаза чуть потемнели…
– А как ты вообще ходишь и видишь?
Надутые губы девочки разъехались в улыбку. Она поднесла руку к правому плечу, на неё прыгнула птица с малиновыми перьями. Эшли погладила её по крошечной головке и сказала:
– Вот мои глаза. Её зовут Рут. Она делится со мной своими мыслями, и я могу видеть то, что происходит вокруг меня.
Рут всегда сидела на правом плече своей хозяйки, значит, и Эшли видела с уклоном вправо. Она продолжила:
– Знаешь, сестры решили, что моя слепота – это ещё один повод меня охранять.
– А есть ещё?
– Да, но это совершенно не опасно!- фыркнула она и добавила. – То есть, я так считаю. Со временем я научилась видеть души.
Нет, эта девчонка мне нравится всё больше и больше. И всё это я узнал о ней только в первый день. Что будет дальше, спрашивается?
Эшли, должно быть, по-своему истолковала моё затянувшееся молчание, решив, что я просто воспринимаю новую информацию.
– Знаю, это сложно. Хочешь, я покажу тебе твою душу?- неожиданно предложила она. А что? От самого себя у меня секретов нет, а эта девочка скоро признается в том, что она едва ли не всеведущая!
– Хорошо.
Эшли встала и попросила меня сделать то же самое. Она тихо стояла, а потом вдруг посмотрела прямо мне в глаза. Её взор пронизывал насквозь мудростью и силой. Было страшно видеть такое у девочки, выглядящей младше Люси, но я напомнил себе о её реальном возрасте.
– Закрой глаза,- велела Эшли. Я послушно сомкнул веки и, вместо привычной темноты увидел ту же поляну, но которой стоял. Через некоторое время там появился юноша.
Он был поразительно похож на меня, только черты лица были благороднее и красивее. Он был немного выше, но казался не долговязым, а просто высоким. Юноша был одет в белую одежду – свободную рубаху и штаны из какой-то легкой ткани, а на груди было неясное серое пятно, похожее на чернильную кляксу.
«Хм, твоя душа мило выглядит»- услышал я Эшли. Она была где-то рядом, но я её не видел.
«Что это?»- я показал на пятно на своей груди.
«Это – демоны прошлого. Они уже почти оставили тебя, но и не ушли полностью. Твоя душа очень сильная, я больше не могу держать её отдельно от твоего сознания».
Я впал в странное состояние, сравнимое с потерей сознания, но я чувствовал траву под собой и легкий ветерок вокруг. Когда я очнулся и открыл глаза, Эшли рядом уже не было.

За те две недели, которые мы провели в лагере, мы успели близко познакомиться со всеми сестрами Анны, однако мы разделились на две неравные группы – парни и девчонки. Днем мы никак не пересекались, а вечером у нас были общие трапезы у костра.
Против ожидания, я крепко сдружился с Джессикой и Джейн. Эти озорные девчонки постоянно умудрялись что-то вытворять, и я присоединился к ним, получая искреннее удовольствие от наших общих проказ. Помимо прочего, близнецы оказались отличными собеседницами. Я узнал множество занимательных фактов об их традициях и историй из их богатейшего жизненного опыта. В общем, с этими девчонками, иногда с Эшли я коротал нескончаемое время, когда парни были заняты.
Поначалу дни текли однообразно и скучно. Единственным развлечением было обучение Люси, за которым мы наблюдали издалека, но потом мы поняли, что это время было едва ли не самым ярким в нашей жизни.

2010-12-30 в 14:49 

AliceJBlack
Однажды я проходил мимо площадки для тренировок и застал там тренирующихся Анну и Аннабель. Девочка явно не дотягивала до уровня сестры, но неплохо парировала все удары, нанесенные со всей силы. Когда Бель решилась перейти в наступление, Анна в два удара выбила у неё меч. Девочка кивнула и направилась к лучникам – там ей точно не было равных.
Анна прислонилась к дереву, ожидая следующего противника, но желающих не было. Девушке было явно скучно, и я решил составить ей компанию. Я рубанул без предупреждений, зная, что реакция Анны была более чем безупречной. Анна легко увернулась и рукой отбросила моё оружие.
– Ещё раз?- спросила она, доставая из ножен один из мечей. Я кивнул и подобрал свой. Девушка встала в стойку, её глаза горели лукавым огнем. Я посчитал, что неприлично нападать первым. Наконец Анне надоело ждать, и она подколола меня:
– И это всё? Уверенна, даже Эшли смогла бы лучше.
Такой насмешки я стерпеть не мог, и сделал выпад. Она отпрыгнула в сторону, даже не пытаясь что-либо сделать. Я замахнулся ещё раз, но пока я собирался её ударить, она уже оказалась у меня за спиной. Буквально я не дрался, а бегал за ней по площадке. Анна увертывалась снова и снова, кидая короткие предложения, от которых у меня создавалось впечатление, что я – глупый мальчишка, которого учат сражаться:
– Ну, давай! Ещё! Ещё! Держи меч крепче, потеряешь, пока доберешься до цели! Ударь! Правей! Изящнее! Ещё изящнее! Где твои манеры, кто так сражается? Битва – это танец! Танцуй! Танцуй, я тебе говорю! Выпрямись! Выпад! Молодец! Ещё уроков сто, будет из тебя хороший воин!
От игры в догонялки я совершенно выдохся и не стал вставать с земли, когда Анна ловким движением сбила меня с ног.
– Дааа, друг мой,- сказала она, протягивая руку помощи, – может, раньше ты и был отличным мечником, но теперь тебе придется отказаться от этого звания.
Нет, ну каково, а? Я все-таки король!
– Ты могла бы меня научить,- предложил я. Она убрала назад волосы и начала ходить взад-вперед, раздумывая над моей просьбой.
– Ладно,- наконец решила она. – Но лучше ещё раз подумай, надо тебе это или нет. Мои методы обучения несколько… нетрадициональны.
– Я прошел через многое,- серьезно произнес я и со смешком добавил. – Думаю, вытерплю и твою пытку учебой.
Она кинула в меня неизвестно откуда взявшейся подушкой. Я крепко ухватился за «оружие массового поражения» и с размаху ударил её. Анна, видимо, не ожидала от меня такой подлости и попыталась от меня отбиться. К счастью, навыком сражения на подушках она почти не владела, а я имел хорошую подготовку благодаря моим сестрам, поэтому вскоре её волосы и платье покрылись разноцветными перьями, а девушке пришлось спасаться бегством. Её громкий смех привлек внимание Аннабель, которая радостно отбросила лук и чем-то запустила в меня, спасая сестру. Скоро к нам присоединилась не только вся наша компания, но и множество других, и все это превратилось в настоящий дурдом. Поляна была усеяна разорванными подушками, пухом и не в состоянии от хохота подняться на ноги бравой нарнийской армией.
Я нашел Анну среди девчонок. Вместо привычных хоть как-то приведенных в порядок волос у неё на голове царил настоящих хаос, её потрясывало от едва сдерживаемого смеха.
– Ну так что ты решил?- она попыталась стать серьезной. Состояние девушки повергло меня в шок – в её глазах светилось счастье! Я заставил себя ответить ей:
– Ну, я думаю, что если ты хоть иногда будешь такой же веселой, то я согласен.
Она протянула мне ладонь в знак заключения договора. Я осторожно пожал её руку.
Мои занятия начались. Вообще, это мало походило на обычные тренировки, к которым я привык. Хоть Анна и обучала меня по ускоренной программе, но очень много времени она потратила на моральную подготовку. Для начала она заставляла меня из любых состояний души и тела приходить к хладнокровию, что мне удавалось с большим трудом, но каким-то невероятным образом успеха девушка добилась. Она считала, что научиться этому крайне важно, так как именно горячность и приводит к большинству неудач. Потом Анна долго пыталась выяснить, обращению с каким оружием меня учить. После долгих сомнений и не менее долгих уговоров с моей стороны мы все-таки остановились на парных мечах, то есть, на той технике, которой пользовалась она сама.
– Почувствуй меч, как продолжение себя,- неустанно повторяла она. – Он – часть твоей руки, тебя самого, ты должен доверять ему, и он доверится тебе.
– Ты говоришь о мече, как о живом существе,- в ответ смеялся я.
– Когда ты в гуще сражения, тебе некому доверять, кроме него. Только меч спасает тебя каждый раз, во время битвы можно ждать помощи только от него. Искусство владения мечом не столько способность наносить удары, сколько умение подружиться со своим оружием и почувствовать единство с ним…
– … Парные мечи не могут быть по отдельности. Их преимущество заключается только в их слаженной работе. На удары затрачивается в два раза меньше времени, но при условии, что оба меча – части одного целого…
Мне пришлось прослушать множество подобных лекций, пока не достиг хоть какого-то положительного результата. Только после этого она позволила мне приступить к практике. Все мое тело покрылось фиолетовыми синяками, прежде чем я смог впервые отбить её удар как полагается. Множество ран на мне пришлось залечить Анне, прежде чем я смог её атаковать. Девушка гоняла меня, не давая перерывов на сон и на еду, не разрешала даже выпускать мечи из рук, чтобы я сроднился с ними. Урок занял три дня, показавшиеся мне вечностью, но у меня были награды, ради которых стоило побороться.
Ну, во-первых через два с половиной дня, я почувствовал триумф. Один из моих клинков оказался прислоненным к горлу Анны. Тяжело дыша, я победно усмехнулся и отошел.
– Что же, ты почти готов,- с сияющим взглядом сказала девушка.
– Так ты не поддавалась мне?
– Нет.
– Значит, теперь я сильнее тебя?
– Не совсем, но так и должно быть. Единственное, что тебе осталось выучить – это приемы сохранения сил, иначе долго ты все равно не протянешь.
До вечера она отрабатывала их со мной, а потом посчитала наш ускоренный курс завершенным. Я совершенно не помню, как добрался до койки, рухнул и уснул мертвым сном.
Во-вторых, трофеем оказались завистливые взгляды Питера. Он не как не мог смириться с тем, что Анна посвятила целых три дня мне одному, а я теперь мог победить его с трех ударов. Брат потребовал раскрыть мне секрет успеха, но после неутешительного провала обозвал мой новый стиль девчачьим и, похоже, на меня обиделся.

Вот. На очереди 7 глава))

2010-12-31 в 22:38 

AliceJBlack
С Новым Годом всех!

2011-01-01 в 22:07 

narniets
«Поэт, спутавший как-то окно с дверью, говорил, что в мире есть три глупых, но великих деяния, достойных быть воспетыми в стихах, — любить безответною любовью, защищать осажденную крепость и дерзить Богу». Сергей Лукьяненко.
я прочитал, классный фанфик. Только я ни со всем там согласен. А так вообще супер!

2011-01-02 в 17:34 

AliceJBlack
а с чем именно, если не секрет?

2011-01-03 в 13:02 

narniets
«Поэт, спутавший как-то окно с дверью, говорил, что в мире есть три глупых, но великих деяния, достойных быть воспетыми в стихах, — любить безответною любовью, защищать осажденную крепость и дерзить Богу». Сергей Лукьяненко.
По твоему фанфику Аслан вовсе не создавал Нарнию, а её создала Анна. Просто она оборачивалась в льва. А таком обличие она была слишком похожа на Аслана. И получается что: Аслан врёт? Ты извини меня, но такое утверждение противоречит всем 7 книгам Хроники Нарнии. Ведь по книге Аслан создал Нарнию. А так конечно фанфик очень интересный. А когда ты появится продолжение?

2011-01-03 в 13:02 

narniets
«Поэт, спутавший как-то окно с дверью, говорил, что в мире есть три глупых, но великих деяния, достойных быть воспетыми в стихах, — любить безответною любовью, защищать осажденную крепость и дерзить Богу». Сергей Лукьяненко.
По твоему фанфику Аслан вовсе не создавал Нарнию, а её создала Анна. Просто она оборачивалась в льва. А таком обличие она была слишком похожа на Аслана. И получается что: Аслан врёт? Ты извини меня, но такое утверждение противоречит всем 7 книгам Хроники Нарнии. Ведь по книге Аслан создал Нарнию. А так конечно фанфик очень интересный. А когда ты появится продолжение?

2011-01-03 в 17:10 

AliceJBlack
Понимаешь ли, чтобы понять все, нужно прочитать фанфик до конца. Я пытаюсь создать загадочность, чтобы было интересно и читателей было побольше. Продолжение появиться довольно скоро - 7 главу я дописываю, через неделю - полторы смогу выложить, я думаю

2011-01-03 в 20:54 

narniets
«Поэт, спутавший как-то окно с дверью, говорил, что в мире есть три глупых, но великих деяния, достойных быть воспетыми в стихах, — любить безответною любовью, защищать осажденную крепость и дерзить Богу». Сергей Лукьяненко.
я понял.

2011-01-05 в 01:10 

MISLITELL [DELETED user]
против ПК
Извиняюсь, это означает, против персонального компьютера, или против чего-то другого?

2011-01-05 в 09:39 

AliceJBlack
сорри, это опечатка, я имела в виду после Принца Каспиана

     

Фанфики по Хроникам Нарнии

главная