20:47 

Битва за Острова

Дочь Сью Певенси
Фанфикописцы - это творители миров "бы" (с) Этери
Автор: Этери_
Жанр: приключения
Рейтинг: G

- О, великий Тисрок, живите вечно!
В комнату вбежал молодой мужчина. Одет он был в голубой халат, холеная борода уложена кольцами, а глаза - как покрытые льдом лужицы.
Он поклонился сидящему в высоком кресле человеку низко, но с достоинством. - Донесение от Шойны-тархана, о великий Тисрок! - протянул он сверток.
Тисрок медленно поднялся с кресла-трона, прошелся по комнате, посмотрел в окно. Он был еще нестарым, чуть старше сорока. Надменное лицо застыло в вечной маске равнодушия. Казалось, что глаза уже не выражали абсолютно ничего. Несколько лет правления Тархистаном убили в нем почти все человеческие чувства и эмоции. Тисрок повернулся к вассалу:
- Спасибо, Амир!
Письмо было коротким и по существу. Оно принесло ту весть, которую Тисрок ждал уже два года.
- На Одинокие острова можно напасть! - произнес он вслух.
Амир удивленно взглянул на правителя.
- Но, владыка, - осторожно сказал он, - разве их можно захватить и удержать?
Тисрок усмехнулся.
- Тебе объяснить положение вещей, о недостойный? Нарния сильна, но битва с Колдуньей ослабила ее. Их ужасный Лев ушел, мне докладывают, что больше года он не появлялся в Нарнии. Король Питер - мальчишка, ему всего пятнадцать. Остальные совсем дети. На Одиноких островах живут нарнийцы, тархистанцы, тельмаринцы, нэрцы, орландцы, поднебесные. До сих пор между ними было равновесие. Но мы, - его губы тронула хищная улыбка, - это равновесие нарушили. И об этом письмо Шойны. Теперь тархистанцев, тельмаринцев и нэрцев больше. Намного больше...
Тисрок хлопнул в ладоши, и перед ним как по волшебству возник слуга.
- Сбор войск! Немедленно! Готовьте флот к отплытию.
Амир кивнул. Он знал, что будет командовать одним из кораблей, и спешил поскорее уйти, чтоб подготовка была завершена к сроку.
Но Тисрок остановил его:
- Поэт сказал, что молодость подобна цветку - она красива, но лишь время приносит плоды. Но я считаю, что твой плод вызрел. Почти. Я назначаю тебя главнокомандующим флотом.
Амир был достаточно выдержан, чтоб ничем не показать своего удивления. Он не понимал, что означает милость Тисрока. Быть может, это изщренная ловушка?
- Ты свободен, Амир. Через неделю флот должен покинуть гавань Ташбаана. Через две - Одинокие острова будут тархистанской провинцией.



Глава 1.
- Ну же, Эд! Ты совсем не передвигаешься! Я сильнее тебя, твоя задача - вынудить меня ошибиться, или устать, - Верховный король сделал выпад, от которого Эдмунд с трудом увернулся.
- Поменяли руки! - выкрикнул Эдмунд. Он тяжело дышал, и Питер миролюбиво предложил отдохнуть. Его брат лишь покачал головой, и перебросил меч в левую руку. Питер сделал то же самое. Красивое это было зрелище! Удар, выпад, еще удар... Единственный зритель этого боя, королева Люси, ойкнула, когда меч Эдмунда вырвался из его рук, и, описав сверкающую дугу, cо звоном упал у умывальника. Мальчик выхватил кинжал, но Питер уже спрятал меч в ножны. Хмурый Эдмунд все еще держал кинжал, тогда как меч его валялся у стены. Питер разоружал его играючи, и вобще побеждал в поединках, шуточных и учебных. Люси подбежала и вытерла платком лоб брату:
- Эдмунд, ты же на несколько лет младше! Ты и так один из наших лучших воинов!
Это было правдой. Почти все гномы и многие фавны уступали Эдмунду в умении владеть мечом. А ведь он был еще мальчиком!
- Ты молодец, Эд, - сказал Питер, зачерпнув деревянным ковшиком ледяной воды из небольшого бочонка. Он с удовольствием напился, а потом плеснул в лицо колючей, свежей водой. Она пахла травой и росой, и Питер почувствовал, как силы возвращаются к нему.
- У тебя отличная реакция, импровизация просто чудесная. Это я знаю все твои приемы, а даже опытному воину будет непросто с тобой справится, - Эдмунд подозрительно взглянул на брата, но Верховный король говорил искренне.
- Я тебя учу, потому и указываю на недостатки, - пояснил старший брат. - Но ты и впрямь многого достиг.
Эдмунд улыбнулся светлой, задорной улыбкой. Люси со смехом выбежлала из зала. Она почувствовала, что Питер устал, а значит не будет заниматься с ней. И на выходе столкнулась с фавном.
- Ой, мистер Тамнус! - девочка помогла поднятся старому знакомому. - Мне так жаль!
- Ну что вы, Ваше Величество! - фавн покачал головй. И тут Люси вскрикнула - таким горестным было его лицо. Питер обернулся на крик:
- Что случилось, Тамнус? - встревоженно спросил он. Эдмунд, забавлявшийся с кинжалом, резко поднялся.
- Тархистанцы... Они напали на Одинокие острова, - фавн сел на пол и заплакал.
Верховный король промолчал. Люси все чаще замечала, что Питер молчал, когда говорить было необязательно. Эдмунд сжал рукоятку меча.
- Надо собирать войска! - воскликнул он.
Питер покачал головой:
- Мистер Тамнус, позовите, пожалуйста, сестру нашу в тронный зал. И созывайте большой совет.
Фавн вытер слезы, и пошел на самую высокую башню Кэр-Паравела - протрубить в рог сигнал сбора.

Питер медленно переодевался. Война неизбежна, но они слишком слабы. Думай, думай! Сапоги еще влажные, вчера он и Сью дурачились и свалились в море с лодки. Перевязь, на которой висели ножны, слегка потерта, надо сменить. Все эти мелочи он отмечал краем сознания. А мысли вертелись, как карусель, на которой он катался в детстве. Вроде бы движение, а на самом деле ты стоишь на месте.
- Аслан, помоги нам! - тихо позвал он. Хотя и знал, что Аслан появится лишь тогда, когда это будет необходимо. Ветер взъерошил светлые волосы Питера, и это было так знакомо - так отец проводил по его волосам, подбадривая. Юноша улыбнулся - Аслан ответил, Аслан будет рядом в трудную минуту.
Питер уже спокойней продумывал стратегию.
В дверь постучали, и сразу же вошел Эдмунд.
- Вас ждут, Ваше Величество, - офицально сказал он, и протянул брату меч. - Теперь не стоит быть безоружным.
- Ты прав, Эд, - с горечью сказал король. - В нашей стране настают не лучшие времена.
Они вышли из комнаты вместе, и каждый, кто встретил их в это утро, поразился сходству братьев. А между тем не во внешности было их сходство. Просто они в этот день, как никогда раньше, ощутили на своих плечах груз ответсвенности за страну.
Люси и Сьюзен уже сидели на своих тронах. Перед ними, образовав живое кольцо, сидели и стояли члены Большого совета: кентавры, лошади, мыши, фавны, две белки, олень, орел, две наяды с севера, несколько дриад. Сорок семь членов насчитывал Совет в этот, третий год правления четверых королей.
Все встали, когда Питер вошел в зал. Он поклонился сестрам, а потом своим подданым.
- Совет объявляется открытым! - провозгласил Заяц Борм.
Мистер Тамнус подробно рассказал о том, что передали птицы - зоркие и незаметные разведчики. Положение Нарнии было незавидным: постепенно укрепляя армию на Островах, Тисрок смог собрать силу, против которой они бы не выстояли.
Они говорили до хрипоты, оценивали шансы, гадали о следующих шагах тархистанцев.
- Ждать, пока Тискрок приплывет в Нарнию, невозможно, - покачал головой Ронвест, седовласый кентавр.
- Что ты предлагаешь? - спросил Эдмунд. - У нас нет сил для контрудара.
В зале поднялся шум, но Питер остановил его, лишь взмахнув рукой.
- Я предлагаю следующий план.

Утром Люси и Сьюзен проснулись рано. Нарния была на военном полжнии. И, хотя от молодых королев не требовалось участие в войне, они могли помочь в ее подготовке.
План Питера был рискован, но прост. Нэрцы были далеким южным народом, и тархистанцы мало что о них знали. Верховный Король предложил пробраться на острова с маленьким отрядом, замаскированным нэрцами. Он набирал добровольцев, но для этого замысла были нужны только люди, большинство нарнийцев не могли помочь.
Фавны и кентавры оснащали корабль, гномы готовили специальный состав, который делал кожу светлолицых нарнийцев темной, как у нэрцев. Животные готовили припасы, а Питер и Эдмунд проверяли оружие (они не могли пользоваться нарнийскими доспехами, но в Кэр-Паравеле хватало южных кольчуг и мечей).
Наконец отряд из тридцати человек был набран. Эдмунд, к его огорчению, оставался в Нарнии.
- Пойми, Эд, потом кому-то придется собирать всех наших, вести их на острова. Я хочу, чтоб ты этим занялся.
Проглотив слезы, ибо даже королю не разрешается плакать на глазах у подданых, Эдмунд уныло побрел на пристань. Он и Сьюзен долго махали руками отплывающему кораблю, пока сердце мальчика не сжалось от дурного предчувствия.
- Сью, а где Люси? - с испугом спросил он.

Можно с уверенностью сказать, что обыскали все закоулки Нарнии, но Люси нигде не было. Королева Сьюзен уже не стеснялась текущих по ее щекам слез, когда Тамнус высказал предположение:
- Я думаю, Ваши Величества, что королева Люси уплыла на корабле короля Питера.
Эдмунд только вздохнул - это, по-видимому, было единственно правильным объяснением.
Сьюзен, заливаясь слезами, вслух перебирала способы вернуть корабль и забрать Люси, но Тамнус с мрачным видом отвергал все ее идеи.
- Это сорвет весь план Верховного Короля, Ваше Величество. Тархистанцы обнаружат нас.
Все знали, как фавн привязан к Люси, и наверняка он очень сильно переживал за нее. Но что-то подсказывало Тамнусу - его любимица, самая младшая из четырех королей, сделала правильный выбор. Как и ее брат. И он, Тамнус, не будет мешать Люси с честью пройти свой путь.
Эдмунд попросил всех разойтись, предварительно отдав приказы гномам и кентаврам. С завтрашнего утра начинался всеобщий сбор.

***
Качка выматывала, давила тошнотой, их корабль обложила черная туча. Сухой воздух не давал свободно вдохнуть, драл горло и вызывал лающий кашель. Люси в третий раз за последние полчаса подползла к бочке с водой, но у нее не хватило сил встать.
"А дома, наверно, волнуются! - подумала девочка. - Надо было бы хоть Тамнусу сказать, где я." Но Люси знала, что никому из друзей не смогла бы открыть свой замысел. Потому как они попытались бы ее остановить. А Люси не понимала - почему ее брат идет на страшный риск ради спасения Нарнии, и никто даже не подумал его остановить, а ей, девочке, такое делать не положено. "Я тоже нарнийская королева, и тоже имею право рисковать, спасая мою страну. К тому же, если тархистанцы захватят Нарнию, я вряд ли спасусь."
Теперь от этих храбрых мыслей почти ничего не осталось. Люси было плохо, тоскливо, одиноко и, по правде, страшно. Как хорошо было бы лежать в своей постели в Кэр-Паравеле, пить горячий шоколад и ни о чем не беспокоиться! Не дышать этим мерзким воздухом, не мучаться от жажды и слабости...
- Аслан, - шептала Люси пересохшими губами, - Аслан, помоги мне!
Легкий ветер задул с востока, принеся с собой прохладу ранней весны. Туча постепенно расходилась, и впервые за три дня нарнийцы увидели над собой клочок синего неба. Девочке стало стыдно за свои малодушные мысли. Аслан сделает так, как будет лучше для Нарнии, и ей нечего бояться.
Она напилась из бочки, но силы оставили юную королеву. Тьма закружилась перед ее глазами, и девочка упала на чисто вымытую палубу.
Она очнулась от лекгого похлопывания по щекам. Над ней стоял мальчик, смуглый и сероглазый. Он был вряд ли старше Эдмунда, но взгляд его серых глаз был серьезным и взрослым.
- Ничего, - успокаивающе произнес мальчик, - выпей еще, и тебе станет легче.
Люси только покачала головой. Мальчик помог ей подняться, и, приобняв за плечи, отвел вниз.
- Я Лэн из Орландии, - представился он, - а ты?
- Меня зовут Лю... Люк. Я нарниец, - поперхнулась своим именем девочка.
- Настоящий нарниец? - поразился Лэн. - И как же ты выжил?
Только тут Люси поняла, что ее версия никуда не годится. В Нарнии почти не осталось людей, они прятались от Колдуньи или убегали в другие страны. Наверняка их всех можно пересчитать по пальцам, в отличие от орландцев или тех же тархистанцев.
- Да нет, - отмахнулась Люси, - мы с отцом там последние два года живем. А раньше мы на юге жили, возле пустыни.
Лэна такой ответ явно устроил. Они разговаривали до темноты, озабоченные лишь тем, как бы не попасться на глаза Питеру. Как поняла Люси, ее брат запретил брать на корабль детей младше четырнадцати лет, и Лэн пробрался тайком, ночью. Они решили подождать еще пару дней, и лишь потом выйти на белый свет. Не ссадишь же непрошенных пасажиров в открытом море! Старый моряк Пледрен, лучше других понимавший молодых и отчаянных, кормил их и прятал от короля Питера.
Люси не слишком боялась, что брат узнает ее. Несмывающаяся краска, которой девочка вымазала лицо и руки в первый день на корабле, делала ее неузнаваемой. Нарнийская королева была похожа на кого угодно, только не на себя.

Спокойное море манило ее синей глубиной, и Люси часами разглядывала золотистые блики на лице моря. И за этим занятием ее обнаружили. Девочка оглянулась на своего нового друга, и Лэн тоже выбрался из своего убежища, не оставил ее одну. Их привели к Питеру, но Верховный Король не мог долго сердится на двоих отчаянных мальчишек, тайком пробравшихся на корабль. К тому же, говорил он себе, Эд был не намного старше, когда победил Колдунью.
Он не всматривался в Люси, и даже не подозревал, что его любимая сестра была сейчас на корабле. Они приближались к Одиноким островам, к Узкой гавани - их центральному порту.

***
- Ваше Величество, с Островов! - прокаркал ворон, влетая в распахнутое окно дворца. Сьюзен быстро спустилась по лестнице.
- Ну что? - взволнованно спросила она.
- Они благополучно причалили, и Король Питер встретился с тарханом Амиром, представителем Тисрока, - рассказал ворон.
Королева с облегчением вздохнула. Эдмунд, вошедший в зал, спросил:
- А кем Питер представился?
Ворон точно не знал, но, скорей всего, знатным нэрцем. Больше он ничего не смог сообщить, и Эдмунд отпустил гонца отдыхать. А по птичьей эстафете передали: следить в оба глаза и ни в коем случае не разговаривать.
Как же Питеру удалось обмануть тархна Амира?

Он, как и его младшие брат и сестры, неплохо говорил по-тархистански. Растягивая гласные и глотая окончания, можно было подделать речь нэрцев. Питер представился как Ном-шуид, знатный лорд и приближенный нэрского короля.
- Его величество, король Нэра Поодор десятый, шлет искреннее заверение в дружбе высокочтимому Тискроку, - поклонился Питер, входя в комнату Амира. Тархан встал и с высокомерным видом кивнул гостю.
- Как сказал поэт, рука друга, протянутая в годину ненастья, ценней алмазов и золота, - слова были учтивыми, но Питеру показалось, что в уголках глаз пряталась недобрая усмешка.
- Нэрцы не забыли старого союза, - с достоинством ответил "посланник короля".
- И кроме того, вы также заинтересованы в победе над Нарнией, - холодно произнс Амир. - Но война еще не выиграна. Чем могут помочь нам нэрцы?
"Вот это деловой разговор, - подумал Питер."
- Мы можем прислать двеннадцать кораблей, - на всякий случай накинул два корабля Питер. Он помнил, что весь флот нэрцев насчитывал десяток судов. Но это было давно - ему рассказывал орел Чернокрыл, пролетавший над Нэром десять лет назад.
Амир провел рукой по своей холеной бороде. На самом деле они не расчитывали на такую помощь. Король Поодор не слишком любил втягиваться в северные войны, предпочитая загребать жар чужими руками. Но двеннадцать кораблей - это сила, реальная сила. Тархан стал приветливей отсноситься к незваному гостю, и Питер понял, что попал в точку.
- Прошу тебя, высокочтимый шуид, разделить со мной трапезу, - пригласил Амир. Он хлопнул в ладоши, и тотчас слуги накрыли низкий столик, поставив свежие лепешки, фрукты, мед и масло. Принесли и белое вино, но ни хозяин, ни гость к нему не притронулись. Они долго обсуждали планы нападения на Нарнию, стратегию, даты. Питер и не расчитывал на такую удачу. В самом начале разговора Питер предъявил тархану вверительную грамоту. Это было кольцо с печатью короля Нэра, и, судя по всему, не вызвало подозрений у Амира.
Кольцо принес своему королю Чернокрыл. Он стащил его с одного нэрского корбля, приплывшего в Узкую гавань.
- Несомненно, Таш освятила нашу встречу, высокочтимый, - окончив трапезу, сказал тархан. Питер вежливо наклонил голову, подумав, что Аслан не оставил своего сына, дав ему такую отличную возможность узнать о планах врага.

По дороге на корабль Питер заметил кружащего над ним ворона. Юный король остановился и сделал вид, что протирает уставшие глаза. При этом он кивал головой. Ворон, оглушительно каркнув, улетел на запад, в Нарнию. В Нарнию... Четверо Пэвенси так редко вспоминали Англию, что порой родная страна им казалась сном. Но Кэр-Паравел был для них домом, родиной, самым любимым уголком Нарнии. И только сейчас, уехав оттуда надолго, а, может быть, и навсегда, Питер понял, как любит это место. Замок, помнящий Аслана.
На корабле его встретил радостный гул. Все матросы переволновались за своего капитана и короля, а Люси, чтоб не выдать себя ненароком, забилась в каюту и тихо плакала. Услышав голос Питера, девочка облегченно вздохнула, и снова заплакала, но уже от радости.
После обеда Верховный Король созвал всех, кто был на корабле, на совет. Люси пряталсь за Лэна и молчала, но остальные высказались. Конечно, король Питер многое узнал, но недостаточно, чтоб можно было спланировать нападение на Острова. А кроме того, даже эту частичную информацию нужно было передать птицам.
- Я сделаю это! - неожиданно вышла из тени Люси.
- Люк? - удивился Питер. - Это слишком опасно.
- Это его выбор, Ваше Величество, - вступился за друга Лэн. - Если позволите, я пойду с ним.
- Нет, Лэн, - мягко ответила Люси. - Вдвоем это куда опасней.
У Питера не лежала душа к мысли послать мальчика. Но он согласился с общим мнением, что мальчишка, держащий в руках птицу, куда менее подозрителен, чем взрослый.
Долго составляли письмо, написанное мелким почерком на рисовой бумаге. И под покровом ночи Люси на маленькой лодочке приплыла к пристани. Она долго бродила по темным улицам, выискивая нарнийскую птицу в беззвездном небе. Девочка старалась не попадаться никому на глаза, но ей порой казалось, что чей-то взгляд следит за ней.
Наконец огромный ворон опустился к ее ногам.
- Сообщение от короля Питера? - тихо спросил он.
Люси прижала палец к губам.
- Да, - еще тише произнесла она, - вот письмо.
Ворон протянул лапу, и Люси привязала тоненький свиток.
- Как вы могли так поступить, Ваше Величество, - с укором произне ворон. Люси вздрогнула.
- Как ты узнал меня? - спросила она.
- Вы не подумали о ваших друзьях, которые не находят себе места, волнуясь за вас? - продолжал член нарнийского совета. Он и здесь считал соей обязанностью помогать королям.
- Но я же оставила письмо! - воскликнула Люси, забыв об осторожности. И поплатилась за это. Ей на плечо опустилась тяжелая рука. Чувсвтвуя, как страх сжал ей сердце, девочка медленно обернулась. За ней стоял высокий мужчина в форме тархистанского солдата.
- Разговариваем с птицами? - насмешливо спросил он. - Боюсь, у тебя большие проблемы.
- Улетай! - крикнула Люси, видя, что ворон пытается набросится на солдата. - скажи Питеру!
Ворон каркнул, и исчез в ночном небе. Девочка, собрав остатки мужества, повернулась к остановившему ее мужчине. Он связал девочке руки, и, подталкивая в спину саблей, заставил идти. Люси было страшно, но еще больше она боялась последствий. Конечно, Питер и остальные будут ее искать. Поймут ли они, что свобода Нарнии важнее ее личной свободы? Или ее плен поставит под угрозу всю тщательно спланированную операцию?
Люси привели в резиденцию правителя Островов. Ее страж запер в маленькой комнате, слишком похожей на камеру тюрьмы, и зло пошутил:
- Надеюсь, маленький лазутчик, твои дружки незамедлят за тобой придти. Тогда мы узнаем, кто за всем этим стоит.
Дверь тихо закрылась, но Люси послышался скрежет замков. Она ничком упала на стоящий в комнате топчан.
"В плену! - думала она, стараясь только не расплакаться, - это называется, помогла Питеру! Теперь они все в опасности, из-за меня!"
Медленно текли минуты, как тяжелые капли воды. Чувство вины не покидало Люси. К тому же, ей очень захотелось пить. Наконец, дверь открылась, и вошел высокий тархистанец. В холодных серых глазах сквозило презренье, вобще вошедший излучал надменную силу и привычку повелевать. Люси не встала: в конце концов, она была королевой, хоть и пленной. Ей подумалось, что Аслану не понравилось бы, если б она приветствовала врага.
- Встань, - властно произнес тархистанец. Люси молча смотрела ему в глаза, сидя на топчане. Несколько секунд длился безмолвный поединок. Мужчина первым отвел глаза.
- Ты проиграл, мальчик, - тихо сказал он, досадуя на себя за уступку. Люси покачала головой:
- Как ты решил, что это проигрыш? - спросила она. - Что будет, если я просто промолчу?
Тархистанец не ответил. Он пристально всмотрелся в лицо своего пленника. Его глаза удивленно расширились, и вдруг он резким движением сорвал шлем с головы Люси. Золотистые волосы рассыпались по плечам девочки.
- Так-так, - произнес тархан. - Девочка! И я даже догадываюсь, кто ты такая. Как ты думаешь, - его глаза недобро блестнули, - какой выкуп согласится заплатить король Нарнии за одну маленькую смелую девчонку?
Дверь открылась, и на пороге возник старый слуга.
- К вам Ном-шуид, достопочтенный, - с поклоном доложил он. Амир пристально посмотрел на пленницу:
- Мы продолжим чуть позже.
Взгляд, которым наградила его нарнийская девчонка, преследовал тархана еще несколько дней.

Питер ходил по палубе корабля. Вот уже два часа, как ворон сообщил ему страшную новость. Король Нарнии был готов рвать на себе волосы от досады: как, несколько раз говоря с Люси, он не смог узнать свою сестру? Но внешне Питер был спокоен и собран. Он разговаривал с матросами, отдавал какие-то приказы. В первую очередь приказал следить за Лэном - Питер не без основания подозревал, что мальчик постарается в одиночку спасти подругу.
Пледрен положил руку Питеру на плечо:
- Ваше величество, мой долг - предупердить вас. Любой отчаянный шаг может погубить не только всех нас, но и Нарнию. Думаю, что королева Люси сейчас в безопасности...
Король по обыкновению промолчал. Все понимали, как тяжело у него на душе. Но никто не знал, как привязан Питер к младшей сестренке, и каким грузом давит его тот факт, что не уберег, не доглядел, не спас ее.
- Пусть птицы посмотрят, что можно сделать, - наконец сказал он. - А я поговорю с Амиром, быть может, узнаю что.
Встреча с тарханом началась в куда более натянутой обстановке, чем первая. Амир обладал проницательным умом, и он явно сложил два и два: девочка, переодетая нэрским мальчиком, и неожиданно свалившаяся помощь могли быть сязаны. Но Ном-шуид вел себя безупречно.
- Этот мальчишка? - небрежно сказал гость Амира-тархана, - мы подобрали его в море, в легкой лодочке. Даже представить не мог, что он лазутчик.
- Что он говорил? - резко спросил тархистанец.
Питер пожал плечами:
- Сказал, что его корабль потонул, назвался тархистанцем. Я не особо пригядывался. А в чем дело?
- А в том, - медленно произнес тархан, - что он не просто нарнийский мальчишка. Это оказалась девочка - и я думаю, что это нарнийская королева.
Гость с удивлением посмотрел на Амира.
- Вы рассказываете мне о такой добыче? Да ведь это средство выиграть войну без боя, без единого выстрела!
- Вы думаете, почтенный шуид, что король Питер сдадстся? - недоверчиво поинтересовался тархан. - Я многое слышал о нем, он не из тех, кто сдается без боя.
Питер покраснел, радусь, что под слоем краски этого не видно. Не правда ли, что похвала врага - лучшая оценка?
- Он еще ребенок, Амир-шуид, и к тому же любит сестру, - спокойно ответил Питер.
- Ну что ж, - Амир, казалось, снова доверяет гостю. - Я обдумаю ваше предложение, почтенный шуид, и, возможно, воспользуюсь им.
Он встал, давая понять, что встреча окончена. Питер учтиво поклонился, сдерживаясь, чтоб не попросить посмотреть на пленницу. Ему так хотелось поддержать сестренку, сказать, что он рядом, что вся Нарния будет стараться спасти свою любимицу! Но он лишь молча вышел из комнаты, боясь выдать свои чувства. Ах, Люси, постоянно впутывается в разные истории, и все из-за своего благородства! Хотя, будь она другой, разве любили бы ее так все, кто имел счастье с ней познакомится?

Амир задумчиво теребил бороду, направляясь к подвалу, где держали Люси. Конечно, Ном натолкнул его на важную мысль. Он не думал использовать девочку, как заложницу в войне. Быть может, его воинская честь восставала против такого плана. Был бы на ее месте мальчишка Эдмунд, он меньше колебался бы. Но нарнийских королей надо известить, что девочка в плену.
Дверь со скрипом открылась, пропуская немного света в тесную каморку. Люси лежала на топчане, изображая отчаяние, которого не испытывала. Она не знала, что собираются с ней делать, потому решила бежать во что бы то ни стало, и именно поэтому пыталась скрыть от проницательного тюремщика свое настроение.
- Что ты делала в море? - задал Амир первый вопрос.
- Плавала, - невозмутимо ответила девочка. Тархан почувствовал нарастающее раздражение.
- Что ты делаешь на островах?
- А что вы, тархистанцы, здесь делаете? Вас никто сюда не звал. И я не понимаю, по какому праву вы меня поймали? - Люси была рада, увидив растерянное выражение на холеном лице тархана.
Амир не знал, что ей ответить. Потому вкрадчиво поинтересовался:
- Неужели ты не понимала, что тебя могут убить? Что тебе, десятилетней девочке, делать в этой войне?
- Я люблю Нарнию, - просто ответила королева, - но вам, боюсь, этого не понять.
Амир хлопнул дверью, оставив Люси одну. Впервые в жизни он проиграл битву. Но сейчас его больше занимал вопрос - а любит ли он Тархистан?

Нет, выхода не было. Люси тщательно обследовала каждый миллиметр камеры, но не нашла даже малейшей щелки. Тусклый свет, еле проникающий сквозь крошечное окошко под потолком, не давал как следует разглядеть сырые стены, каменный пол и старый топчан. Люси доела черствую лепешку, запила теплой, затхлой водой.
- Вот и все, - грустно подумала она. Есть хотелось страшно, но все мысли о голоде заглушал стыд - попалась, подставила всех, теперь неясно, кто еще из-за нее пострадает. Солнце садилось, вскоре в камере стало совсем темно.
- Ваше величество, - откуда-то сверху послышался шепот. Люси залезла на топчан, пытаясь дотянуться до окна.
- Кто здесь?
- Это Вроз, ваше величество.
Сын престарелого филина, члена Совета, вспомнила Люси.
- Я так рада тебе, Вроз!
- Мыши постараются пройти к вам, или утащить ключи. Боюсь, сквозь эту решетку вы не пролезете. А пока - вот.
На голову Люси упало что-то мягкое, потом нечто в шершавой бумаге и, судя по звуку, фляга с водой. Потом захлопали крылья, и узнице вновь подмигнула маленькая звезда, видная в это время ночи над ее окном. В посылке оказалась свежая лепешка, козий сыр, луковица, и сочный апельсин. С аппетитом поев, Люси уснула безмятежным сном, как человек со спокойной совестью. Ее спасут, она никого не подвела!

А в приемной наместника Островов разгоралась настоящая ссора. Лорд Карн, заместитель наместника, был предан Нарнии, в то время как лорд Вигир следил за дуновениями ветра. Узрев в Узкой гавани десятки тархистанских кораблей, он решил, что верность не всегда выгодна. Лишь лорд Карн был свидетелем рваной раны на месте совести Вигира, единственный, помнящий прошлое наместника и осуждающий настоящее.
Тархан Амир был принят Вигиром со всеми почестями. Тархистанский флотоводец старался не обращать внимания на пристальный взгляд лорда Карна, светлобородого нарнийца, следящего за каждым его движением. Он сразу перешел к делу.
- Почтенный наместник, как вы, возможно, догадались, мы собирались объявить Нарнии войну. Теперь, когда у нас есть заложница, ситуация изменилась...
- Говорят, у тархистанцев не в ходу понятие чести, - дерзко перебил его речь лорд Карн. - Вы держите в заложниках десятилетнюю девочку?
Лицо Вигира налилось кровью, он рявкнул:
- Вас никто не спрашивает, Карн! Наша главная задача - оказать содействие...
- Наша задача - быть преданным королю Нарнии, наместником которого вы являетесь! - выкрикнул Карн. - Вы понимаете, что это открытая измена?
- Я не присягал ему на верность. Мы вообще независимый остров, Одинокие не связаны с Семью островами, те издавна принадлежали Нарнии!
Лорд Карн устало махнул рукой. Его гнев улетучился, он понимал, что игра окончена.
- Что спорить, честь на базаре не купишь, - при этих словах Амир вздрогнул, как от пощечины. -Думаю, что вы меня отсюда не выпустите?
- Вы абсолютно правы, - злая улыбка играла на хитром лице наместника Одиноких островов. Стражники связали лорду Карну руки за спиной. Он с тоской посмотрел на чисто вымытое небо, видное сквозь резные витражи. Распахнувшись, как от порыва ветра, дубовые двери впустили тоненькую девушку. Золотистые волосы ее собраны в причудливую прическу, светло-зеленое платье нарнийского покроя странно сочетается с тяжелым южным убранством зала.
- В чем дело, отец? - она бросилась к лорду Карну. Тот молчал, да и все было ясно без слов. Развернувшись, она яростно плеснула в лица Амира и Вигира:
- Всех нарнийцев вы никогда не победите! С нами Аслан и Верховный король, победивший Белую Колдунью.
Она выбежала из залы, но у дверей ее догнали слова Амира:
- Аслан покинул Нарнию, а Питер еще ребенок, - весомо произнес он.
Девушка посмотрела ему в глаза:
- А девочка, королева-пленница, ничему вас не научила?
Тяжелые двери захлопнулись, но в ушах тархана еще звучали слова девушки.

Люси пробиралась темными коридорами, радуась, что в тюрьме Одиноких островов не принято было украшать стены факелами. Она продрогла с головы до ног, и глаза начинали болеть от постоянного напряжения - нелегко в сизом полумраке рассмотреть серые шкурки ее проводников.
- Тш, шаги! - послышался шепот откуда-то с пола. Дрожа, королева Нарнии вжалась в стену. Если мимо пройдет хоть один человек - ей конец. Факелы приближались, видимо, шло несколько человек. И этот неверный свет подсказал Люси убежище - выступ в стене, за которым она могла спокойно спрятаться. Стараясь передвигаться неслышно, девочка скользнула за выступ и перевела дух. Ей было стыдно за свой страх, за дрожь, с которй она не могла справиться. "Неужели я трусиха?" - думала она, прижимая ладони к горящим щекам. Но тут громкий голос привлек ее внимание:
- Прошу, лорд Карн, в ваш новый дом! - скрип двери подсказал Люси, что открылась дверь. Голос был надменным, и неприкрытая издевка покоробила девочку.
- Благодарю, Сугран, - спокойно произнес осужденный, как догадалась она.
Дверь захлопнулась с жутким скрежетом, и стражники удалились. Мыши позвали Люси, но девочка отказалась уйти, не узнав, кто этот узник. Теперь, вырвавшись на свободу, она ни за что не смогла бы оставить в тюрьме собрата по несчастью.
Можете представить себе удивление лорда Карна, когда он увидел перепачканное личико золотоволосой девочки у решетчатой двери своей камеры. Он почти сразу догадался, кто это может быть.
- Как вам удалось выбраться, Ваше величество? - прошептал он.
Люси приложила палец к губам, и почти неслышно произнесла:
- Не выдавайте себя, скоро мы постараемся освободить и вас.
- Мы? - удивился лорд Карн.
- Мыши, - пояснила королева. На Одиноких островах не было говорящих животных, и бывший правитель многое дал бы за то, чтоб увидеть покрытых шерсткой нарнийских подданых.
Девочка растворилась в полумраке тюрьмы, но узник верил, что она придет. Он начинал понимать, почему Великий Лев выбрал именно этих детей править Нарнией.
И действительно, несколько часов спустя послышался звук, для любого узника звучащий слаще музыки - открывающейся двери. Лорд Карн успел лишь заметить маленькие тени, мелькнувшие у выхода, но больше говорящих животных увидеть не удалось. Выбравшись из тюрьмы, он и его спасительница поменялись ролями. Лорд Карн вел девочку самыми темными переулками к пристани. Лишь оказавшись в тени большого корабля, он вздохнул свободно. Тархистанских соглядатаев хватало на улицах, передвигаться свободно нарнийцы не могли.
- Как мы попадем на корбаль? - прошептал Карн.
Люси удивленно взглянула на него:
- Вплавь, как же иначе?
Лорд покачал головой, но не стал спорить с девочкой. Холодная вода сбила дыхание, и, хотя плавал он отлично, волнения последнего дня ослабили силы. Люси плыла быстрее, даже не делая попыток помочь ему - единственным выходом было как можно быстре добраться до корабля.
- Человек за бортом! - кричала она, но ветер относил ее крик в сторону. Наконец их заметили, и с борта корабля бросились в воду трое матросов. Вот они и на палубе, мокрой и оттого скользкой, но Люси впервые за много дней вздохнула полной грудью.
Из каюты выскочил ее брат. На лице его было написано такое облегчение, что Люси смущенно отвела глаза. Но когда Питер подхватил ее на руки, как в детстве и прижал к себе так сильно, что перехватило дыхание, Люси поцеловала его в щеку и прошептала: "Прости!".
По лицу Питера было видно, что он гордится сестрой.
Амир сидел в комнате, предоставленной ему Вигиром, и изучал разложенную на столе карту Нарнии. Впрочем, так показалось бы стороннему наблюдателю, более внимательный человек заметил бы, что смотрел тархан сквозь карту, и мысли его были очень далеко. Еле слышно скрипнув, отворилась тяжелая дверь, и на пороге застыла в изумлении та девушка, дочь пленного лорда. Амир с нехоршим чувством в животе понял, чью комнату предложил ему гостеприимный Вигир. Девушка уже не смотрела так воинственно, как утром, и тархистанец догадался, что наместник Одиноких островов был объектом ее ненавитсти, а не он сам.
- Простите, - смутилась она. - Я думала, комната свободна, и хотела забрать рукопись...
- Ну что вы! - выдавил он из себя. - Берите все, что считаете нужным.
Девушка поблагодарила и открыла ящик стола. Амир чувствовал себя очень неуютно, и ждал, когда непрошенная гостья уйдет. Наконец, дочка лорда, прижимая к себе свитки пергамента и связку перьев, молча поклонилась тархану.
- Что это? - неожданно для себя спросил Амир.
Девушка удивилась.
- Это моего отца, летопись Нарнии с момета ее создания.
- Ваш отец знает тысячелетнюю историю? - пришел черед Амира удивляться.
- Нет. Но он ищет любые упоминания о королях древности. Раньше он часто ездил в Нарнию, животные намного лучше нас помнят прошлое, - с грустью произнесла она. - А люди слишком изменчивы, они склонны забывать о долге и преданности, и живут лишь так, как им нравится...
Амир поежился, что не ускользнуло от ее взгляда.
- А что вы делаете здесь, на островах? - спросила она, выделев слово "вы".
- Меня отправил Тисрок, да живет он вечно, - Амир и сам понимал, что ответ был глупым.
Девушка взглянула на него со смесью презрения и снисходительности.
- Как вас зовут? - он хотел спросить о чем угодно, лишь бы она отвела глаза.
- Энай.
- Красивое имя! В Тархистане имена другие.
- И не только имена! - повела плечом Энай. Она сама не знала, почему стоит и обсуждает с тархистанцем, будущим врагом, историю Нарнии и мораль Тархистана. Она уже собиралась уходить, когда в дверь робко постучали. Слуга тархана явно был напуган и не заметил девушку, стоящую в полумраке комнаты.
- Простите, меня, о благородный тархан, и не извольте гневаться на рабов неразумных, - начал он слезливо. Амир оборвал его излияния едва приметным знаком.
-В чем дело? - строго спросил он.
Слуга судорожно сглотнул:
- Девчонка и пленный лорд сбежали, - тихо проговорил он, склонив голову. Тархан молчал, постукивая пальцами по столу. Не видя, он чувствовал торжествующую улыбку Энай. "А разве пленная королева вас ничему не научила?" - не так давно спросила она. Да уж, урок был чувствительным, но Амир по непонятной причине почувствовал облегчение при этой вести. Будто кто-то снял с него груз ответственности за происходящее. Теперь сделать что-то с девочкой и пленным лордом было не в его власти. Жестом отпустив слугу, Амир медленно повернулся к Энай.
- Вы довольны?
Девушка покачала головой.
- Не радуйся унижению врага, говорят в Нарнии.
- А я ваш враг? - тихо произнес тархан.
Энай рассмеялась, и уже собиралась выйти из комнаты, когда Амир поймал ее за руку.
- Я увожу свое войско отсюда. Мы не сможем завоевать Нарнию, - с жаром сказал он. На самом деле причина была другая, и Энай почувствовала фальш.
- Уже поздно, - печально произнесла девушка. - На горизонте флот нэрцев.
Подбежав к окну, Амир заметил вдали белые паруса. Его зоркие глаза оссчитали суда - их было двеннадцать. Ном-шуид выполнил свое обещание, но еще никогда тархистанцу не было так тяжко на душе.

Эдмунд носился по дворцу, как угорелый. Напрасно королева Сьюзен пыталась его успокоить, блеск в глазах ее брата заставил девушку наконец оставить свои попытки. Кентавры, цокая копытами, важно ходили по главному двору. Кузницы гномов дышали жаром - там шла непрерывная работа. Пантеры, рыси, львы, тигры собрались на танцевальной поляне и держали совет. Фавны, наяды, духи воды строили корабли, белки собирали припасы. Птицы летали в разведку и передавали приказы с Одникоих островов. В последнем письме Питер приказывал собрать как минимум десять кораблей с воинами. Вооружаться до зубов, не таиться. При подходе к Узкой гавани спрятать всех животных, оставить толко тех воинов, кто отдаленно похож на людей. "Бери только добровольцев, Эд, и не оставляй страну совсем беззащитной" - писал Питер. Верховный король не упоминал, нужно ли младшему брату плыть, видимо, предоставив решать ему самому. На сборы было совсем мало времени, и Эдмунд или сидел, запершись с Советом, и обсуждал планы, или отбирал армию из добровольцев, которых было видимо-невидимо.
Наконец эскадра нарнийских кораблей отправилась к Островам. Эдмунд не знал, что задумал Питер, и остановился так, чтоб корабли маячили на горизонте. Среди тархистанских судов Эдмунд сразу заметил нарнийский корабль, и подал условный знак. Питер, переодевшись в нэрца, решил навестить своего тархистанского приятеля. Пледрен, а с ним еще несколько орландцев, пытались уговорить короля не рисковать собой понапрасну. Люси, понурившись, молчала. Она лучше всех понимала, что, прибегнув ко лжи даже ради спасения Нарнии, Питер мучается и хочет хоть как-то выйти из этого положения с честью. Не ей, Люси, его отговаривать.
Амир встретил гостя несколько сковано. Его мысли витали далеко, и командующий флотом Тархистана не прявлял радости от того, что им прислали неожиданное подкрепление.
- Я собрал большую армию, Амир-шуид, - c достоинством произнес нэрец.
Амир довольно невежливо отмахнулся:
- Да, я уже знаю. Спасибо.
- Но вы не все знаете, - с этими словами гость снял с головы тюрбан и медленым движением провел влажным носовым платком по лицу. Амир вскочил из-за стола, не обращая внимания на разлетевшиеся по комнате бумаги.
- Питер Нарнийский! - воскликнул он через несколько секунд, изумленно глядя на светлокожего юношу.
- К вашем услугам, - слегка поклонился Питер. Несколько секунд длился безмолвный поединок, светло-зеленый взгляд скрестился с серым, ледяным. Амир первым опустил глаза.
- Рад официально оъявить войну Нарнии, - выдавил он из себя привычную форму обращения.
Питер не потерял самообладания.
- Позвольте узнать, за что именно?
- За посягательство на... - голос Амира снизился до сдавленного шепота. Вдруг он резко вышел из комнаты, с силой захлопнув дверь. Недоумевающий Питер бепрепятсвенно вернулся на корабль. Он не мог понять, что происходт, и все нарнийцы ломали себе голову над странным поведением тархистанского главнокомандующего. Вечером кое-то разъяснилось.
Важный тархистанец в тюрбане, богато расшитом камнями, явился на борт нарнийского корабля. Подданные четырех королей с удовольствием прекратили маскарад, и незванного гостя встретила команда светлокожих нарнийцев в гномьих кольчугах. Они выглядели как настоящие воины, а не сброд едва вооруженных и недисциплинированных мальчишек, как представлялось тархану. Он почувствовал себя неуютно, но все равно начал заготовленную речь:
- Приветствую вас, о достойнейшие жители севера! Сказал поэт, что благородный враг подобен алмазу среди кучи камней.
Питер склонил голову в знак приветсвия. И Люси вновь удивилась тому, как возмужал ее брат. В его молчании было больше слов, чем в пустой болтовне тархана. Мудрость есть только в правде, а лесть мудрой быть не может.
Тархан протянул свиток с объявлением войны. Питер лишь пожал плечами, и негромко проговорил:
- Вы упустили возможность напасть на Нарнию врасплох. Но то, чего вы еще, возможно, не поняли - Острова вам не взять. А даже если возьмете - у вас не хватит людей их удержать.
То же сказал им Амир, сместив себя с поста командующего.
- Мы не боимся Нарнии, - гордо сказал тархан. - Завтра мы будем иметь честь атаковать вас. Тисрок назначил Амира в надежде, что он, воспитанный в ненависти к Нарнии, сможет сделать больше, чем мы, опытные воины. Я верю, что ваши чары действуют на неокрепший ум, и что я им не поддамся. Амир сошел с ума - что ж, у Тисрока, да живет он вечно, достаточно преданных слуг.
Он спустился в лодочку, и,в несколько взмахов весел его слуг, уже был у тархистанского корабля.

- Лу! Труби в рог! - прохрипел Эдмунд, яростно размахивая мечом. Пот струился по его лицу, но рукавом кольчуги трудно утереть лоб. Люси скинула на землю пустой колчан, достав красивый, серебром оправленный рог. Он не был волшебным, но его звука хватит, чтоб отряд нарнийцев в соседней роще услышал призыв.
Люси достаточно разбиралась в битвах, чтоб понимать, насколько трудным было положение нарнийцев. Если Питер решил раскрыть свои последние карты, значит, он видит то, чего его сестра еще не увидела.
- Ох, Аслан, неужели ты не можешь прийти к нам, как сделал это в битве у Беруны! - шептала она сквозь слезы. Питер запретил ей лезть в бой, а она уже потратила все стрелы, и лишь сжимала алмазную бутылочку с чудесным напитком. После боя наступит ее время.
Нет, Аслан не придет. Он сказал бы, что пора им взрослеть, и самим решать те проблемы, что могут быть решены.
- Это так больно - быть взрослой, - подумала Люси. Из рощи послышалась перекличка сигналов: резерв шел на помощь нарнийцам.
Краем глаза она увидела старшего брата: верховный король бился с тарханом, сменившем Амира. Его удары были точными, сильными, тархистанец явно был опытней Питера и, казалось, намного меньше устал. Вот Питер зашатался от удара, пришедешгося точно на шлем. Конечно, он не мог услышать испуганного выкрика Люси, но, поймав взгляд младшей сестры, улыбнулся ей непослушными губами.
Громко заиграла резкая, жутковатая мелодия. Все вздрогнули, и битва на миг замерла. На возвышении стоял высокий тархистанец, трубивший в огромный рог и размахивающий странным знаменем. Охнув, Люси прикрыла рот рукой - тархистанец был Амир, а на наспех сооруженном стяге скалил пасть огненный лев.
Все недоумено смотрели на его непривычную позу и нелепое знамя.
- Тархистанцы! Нарнийцы! - начал он речь, обведя взглядом поле битвы. Дымящиеся доспехи валялись вперемешку с изломанными мечами, стонущих раненых наспех перевязывали, тысячи стрел хрустели под ногами и копытами воинов.
- Мы начали эту войну за землю, но разве она наша? Мы пришли захватить эти крошечные острова, чтоб они стали трамплином для нападения на Нарнию.
- Предатель! - выкрикнул его преемник, тот, что сражался с Питером. - Тисрок, да живет он вечно, повесит тебя на первом же дереве в Ташбаане!
- Вы сперва вернитесь туда в целости и сохранности! - насмешливо заметил Эдмунд, но Верховный Король поднял руку, и вновь настала тишина.
- Не мне говорить вам, что в этой войне было немало обмана, или того, что принято называть военной хитростью. Мне есть за что стыдить себя и воинов, шедших за мной. Питер Нарнийский, неужели наши дети умирают с голоду, что мы пришли вести войну за тридевядь земель? Лорд Карн, как случиось, что ваши наместники разделены?
- Тархистанцы! У Нарнии острые копья и горячие сердца. У нашей родины границы столь широки, что даже птице не облететь ее без отдыха. Так нужна ли нам добрая война, когда можно свернуть знамена и вернуться в свои дома? Что мы не поделили? Веру? Так пусть Таш и Аслан говорят между собой, коли они спорят о владычестве над миром. Нам ни к чему проливать кровь неизвестно за что.
В толпе закричали, но Люси не могла разобрать, согласны ли они с Амиром. Вдруг над полем прокатился холодный воздух, солнце на секунду померкло, и вдруг прямо перед лицом тархана возник огрмный Лев. Несколько мгновений они смотрели друг другу в глаза, и никто не посмел прервать этот разговор без слов. Тархистанцы пали ниц - кто от ужаса, кто от неописуемого чувства благоговения.
- Сын мой! - тихо произнес Аслан, но все его услышали. - Мне нечего сказать Таш, несущей ненависть. Когда грядет конец мира, мы завершим наш предначальный спор. - Лев помолчал, и продолжил другим тоном:
- Но хочешь ли ты сказать что-нибудь? Это твой единственный шанс.
Амир растерянно посмотрел вокруг. Несомненно, немало слов вертелось на языке, но Аслан ждал самого важного. Тархан оглянулся и встретился глазами с Люси. Девочка стояла как в обрамлении облаков, и впервые в жизни Амир понял, что такое чистая, цельная душа. Его вело честолюбие, злость, презрение. Теперь он отдал бы все сокровища своего дома за право смотреть в глаза Льву и не стыдиться.
- Я хочу очистить душу, - еле слышно попросил тархан, не отрывая глаз от нарнийской королевы. Ее серые глаза удивленно расширились, но лицо Аслана осветилось радостью. Истинный царь Нарнии дохнул на человека, стоящего перед ним, и отблеск чистоты и благоухания навсегда остался печатью на лице Амира.
- Иди, сын Адама, туда, куда зовет тебя сердце.
Нетвердым шагом он двинулся в сторону города, но на полпути подобрал чей-то меч.
- Нет, - твердо сказал он. - Теперь я знаю, за кого и за что можно обнажить клинок.
Эдмунд отсалютовал тархистанцу своим мечом, но армия Тисрока не двигалась с места.
- Твоя очередь, Верховный Король, - кивнул Аслан Питеру.
Юноша высоко поднял щит - знак мира.
- В Нарнии немало прекрасной, плодородной земли, но мало людей. В Нарнии ты свободен от всего, кроме власти Аслана. У нас дома свирель милей лука, но каждый будет драться до последней капли крови, будь то кентавр или мышь. Я зову тех, кто захочет пойти с нами и принять законы Аслана. С остальными мы будем драться до победы, потому что за нами - Нарния.
Скептически выслушали зрелые воины речь юного короля. Они не видели, каким огнем зажглись глаза молодых тархистанцев, что смотрели на Льва без страха и ненависти. Их глаза еще могли видеть тот свет, что меркнет по мере того, как сердце обрастает непроницаемой пленкой. Слова Питера тронули тех, чья душа еще не закрылась от света, кто мог взглянуть на Аслана и не отвести взгляд.
Решившие вернуться в Тархистан не осмелились продолжать бой, и признали победу нарнийцев.
На главной площади Одиноких островов Питер провозгласил о навечном присоединении их к Нарнии, и назначил лорда Керна наместником. Но к удивлению короля, тот отказался.
- Если Ваше Величество позволит, я хотел бы закончить свои дни в Нарнии. Вот кому я смело отдал бы венец наместника, - с этими словами лорд указал на стоящего в отдалении Амира. Тот вздрогнул, но подошел к Питеру и Керну.
- Смотревший в глаза Аслана, будь по сему, - с этими словами Верховный Король отдал Амиру тонкий венец.
- Думаю, моя дочь сможет помочь новому вассалу в управлении островами, - усмехнулся в бороду Керн. Энай покраснела, но не отказалась.

На этот раз корабли плыли вместе, и Люси не чувствовала себя потерянной в безграничном море. Эдмунд, Лэн и она просиживали часами в каюте, обсуждая перемену в Амире, и гадая, что будут делать молодые тархистанцы в Нарнии, и как примет остатки своей армии Тисрок.
- Жаль, что Аслан пробыл с нами так мало, - вздохнула Люси, увидев вдали башни Кэр-Паравела.
Но в замке ее ждал сюрприз. Сьюзен рассказала им о посещени Аслана, он пробыл лишь несколько часов, но оставил что-то для Люси в ее комнате. Девочка взбежала в свои покои, даже не поздоровавшись с Тамнусом. На столе лежало тонкое, словно сотканое из гривы Аслана, ожерелье. На внутренней стороне была еле заметная надпись:
- Не усомнившейся.
Люси улыбнулась, переодеваясь к вечерней трапезе и застегивая на шее ожерелье. Свет глаз Аслана теперь будет с ней всегда.


@темы: Люси, Аслан, Новые герои, Питер, Тисрок, Этери, белые пятна, в Нарнии, макси

URL
Комментарии
2008-10-13 в 00:41 

Lucij
любитель ;)
Вабщеее!.. интересно!! Этери, снова погрузила меня в мир Нарнии! ЗдОрово! А еще совсем недавно я фанфики никак не воспринимал. С каждым прочтением мое отношение к этому жанру меняется только в лучшую сторону!

2008-10-15 в 00:56 

Дочь Сью Певенси
Фанфикописцы - это творители миров "бы" (с) Этери
Lucij ну хотькакая-то польза от нх есть! спасибо большое! очень приятно!

кстати, ты второй человек, кто так на острова реагирует. Обычно всем Солнце больше нравится.

URL
2008-10-15 в 15:27 

Lucij
любитель ;)
Меня Солнце может и больше впечатлило, но и в этом есть своя замечательность...
И люблю большие фики!)

2008-10-16 в 08:38 

Дочь Сью Певенси
Фанфикописцы - это творители миров "бы" (с) Этери
Lucij думаю, что больше не будет длинных. да и вообще пора с фиками завязывать.

URL
2008-10-18 в 14:52 

Lucij
любитель ;)
Жаль. Кажется, хочешь писать что-нибудь свое? Надеюсь, будешь размещать в дайри.

2008-10-18 в 21:28 

Усмешку мы горькую прячем: не знает никто на земле, что живы в народе бродячем потомки былых Королей. (с) Эльрин
уже пишу. И оно есть в дайри :)

2008-10-19 в 16:26 

Lucij
любитель ;)
о, хорошо! поищу)

   

Фанфики по Хроникам Нарнии

главная